Я думаю, что всех мужчин можно условно разделить на две категории. В первую попадают те, для кого длительные отношения с девушкой — естественный порядок вещей. Они могут жениться, разводиться и жениться заново. Длительная одинокая жизнь вызывает у них дискомфорт, мотивирующий на поиск новой партнерши или на вечное возвращение к старой. Именно на этих гражданах держится все наше общество, благослови их Господь.

Ко второй категории можно причислить всех остальных — морально уничтоженных однолюбов, жирных задротов, доморощенных пикаперов, романтиков-долбоебов с неадекватной самооценкой и прочих ебарей-неудачников. Для всех них длительные отношения — это одновременно и священный Грааль, и угроза личной свободе.

Однако мужчин из этих двух категорий объединяет одна вещь — все они пользуются услугами проституток. Первые делают это, чтобы разнообразить свою убогую сексуальную жизнь и попробовать свежего мяса. Для вторых же это наиболее простой способ удовлетворить свои самые понятные потребности. И я вынужден признаться, что к такому способу обращался довольно часто.

ДЕВУШКА С СОБАЧЬИМ ИМЕНЕМ

Первый раз был самым волнительным и запоминающимся. Изрядно накидавшись, наша команда из трех еще совсем молодых людей отправилась на поиски продажной любви в один из жилых районов внутри «трешки». Решение было принято спонтанно, опыта посещения борделей тогда еще никто из нас не имел, а мерзкая ноябрьская погода совсем не добавляла уверенности.

Добравшись до нужного подъезда, мы позвонили по заранее записанному номеру. Приятный женский голос с оттенком искусственного сожаления сообщил нам, что нужно подождать еще минут 15. Это не добавило нам энтузиазма, однако отступать уже было некуда. Всю последующую половину часа мы простояли прямо у подъезда. Уже стемнело, но на детской площадке позади нас еще резвились дети, чьи звонкие голоса поднимали в моей голове главный вопрос: где и когда я что-то сделал не так, чтобы оказаться здесь.

К счастью, эти бессмысленные размышления вскоре прервались сигналом замка металлической двери. Из подъезда вышла толпа кавказцев.

Мои надежды на то, что гости столицы не буравили пять минут назад тех барышень, которых скоро предстоит буравить нам, быстро разбились о последующий звонок. Все тот же приятный голос вежливо предложил нам подняться наверх, что мы немедленно и сделали.

На втором этаже уже была приоткрыта дверь одной из квартир, а внутри нас ждала та самая дама, которая вела с нами переговоры. Это была рыхленькая милфа лет 40 в банном халате. Бегло оценив окружающий меня интерьер, я убедился, что местечко, в которое мы попали, не тянет и на три звезды. Квартира отличалась от типичной советской разве что отсутствием ковров на стенах. Переобувшись в одноразовые тапки, мы прошлепали по замызганному паркету в указанную мамкой комнату.

Сняв с себя куртки и устроившись на диване, напомнившем о кастинге Brazzers, мы стали ждать дальнейшего развития событий.

Наконец в нашу комнату зашли девочки. Пока я размышлял над тем, насколько полно в помещении представлены братские республики СНГ, друзья сократили мой выбор до Киргизии, Таджикистана и конкретно заебанной Украины. Из альтернатив оставалась только дикарка из неведомой африканской страны. На лицо она была страшна как ночь в Сомали, но обладала молодым и упругим телом, что и определило мой выбор.

Девушку звали Дженни. Это имя я помню спустя годы, потому что так звали черного лабрадора одного из моих друзей. Дженни почти не говорила и в основном мило улыбалась, что для меня было скорее плюсом. Я не вполне представлял, о чем можно мило общаться с девушкой, которой ты только что заплатил, чтобы в нее немножко потыкать. Лишь с опытом я выяснил, что общение с проституткой зачастую может быть интереснее и приятнее самой ебли.

Дженни отвела меня в небольшую комнату с достаточно слабым освещением, эффективно маскирующим внешние недостатки моей черной девочки. Когда Дженни разделась, я заметил у нее на талии тонкую цепочку — возможно черных во всех уголках планеты объединяет любовь к звенящим побрякушкам. Эта мысль не успела получить развитие в моей голове, уступив место тактильным ощущениям. Это был не самый удивительный или насыщенный секс в моей жизни, но картина сверкающих в темноте зубов Джен осталась со мной навсегда.

Примерно спустя час мы вполне довольные вышли из подъезда, уступив место новой группе молодых людей. Я был уверен, что больше никогда сюда не вернусь. И, конечно же, ошибался.

ПРАЙД

Через пару месяцев я стоял у того же подъезда вместе со своим другом Витей, который ходил со мной и в первый раз. Витя быстро вошел во вкус и за последующее время успел просадить там кучу денег, заработанных непосильным трудом в одном из торговых центров столицы. Впрочем, Витя больше любил нагибать школьников в «Доту», чем пропивать деньги в кабаках, так что продажная любовь стала для него удобным способом отказаться от глупых планов накопить на что-нибудь полезное и дорогое. Попробовать же поискать бордель получше Вите видимо помешал присущий ему жизненный консерватизм и не особая разборчивость в женщинах. К тому моменту, как мы снова вместе вошли в ту самую квартиру на втором этаже, он уже общался со всеми девочками, как со старыми школьными подругами.

Встретила нас та же самая мамка, лицо которой выражало обеспокоенность, как будто бы она работала не в борделе, а в российском МИДе.

— Вить, извини, тут у нас беспокойный клиент один. Нахуярился и Люду начал душить в постели. Она выкрутилась и убежала, а он продолжает сидеть на кровати и не хочет уходить. Можете с ним поговорить?

После этих слов я почувствовал внезапный прилив трезвости и злости на себя за то, что снова оказался в этом месте. Однако Витя был явно со мной не согласен. Узнав, где сидит нарушитель спокойствия, он уверенно потопал в нужную комнату, а я, конечно, поплелся за ним.

В комнате нас ожидал какой-то бывший зэк с десятком сизых наколок на теле. Он был болезненно худ, лыс и увлеченно смотрел себе под ноги, где стояла недопитая поллитра. Похоже, что внутри него происходила ожесточенная борьба между желанием спать, выжрать или заблевать все вокруг. Я сразу прогнал в голове с десяток вероятных сценариев. В худших из них у сидельца был где-то припрятан нож, которым он хорошо умел пользоваться. Отъехать от ножевого ранения на полу борделя было бы слишком романтично даже для меня.

Витю нисколько не смутила представшая перед ним картина. Он вошел в комнату и громко сказал:

— Вам пора отсюда уходить.

Мужик явно не сразу понял, чего от него хотят, однако на глазах становился трезвее. Он посмотрел на Витю и медленно поднялся с кровати. Недавний зек оказался на голову выше моего друга.

— Чего, блядь?

Нисколько не изменившись в лице, Витя повторил фразу, сохранив при этом холодную, почти аристократическую вежливость.

— Вам пора отсюда уходить.

Стоит отметить, что до этого общение Вити с околопреступными элементами всегда заканчивалась передачей им ценных вещей.

Впрочем, то был Витя. Сейчас же я наблюдал перед собой полноценного Виктора с примесью Эраста Фандорина — одного из его любимых литературных героев, которым он явно вдохновлялся в этот момент.

Каждую секунду я ожидал, что любовник-душитель кинется на моего друга, однако он все продолжал и продолжал сверлить его глазами. Наконец он перевел взгляд на меня. Я наспех состроил самое суровое выражение лица из возможных. Численный перевес противника для уркагана стал окончательным аргументом, чтобы дать заднюю. Одевшись и захватив недопитую бутылку, он отправился мимо нас к выходу. Однако на половине пути зэк вдруг нашел способ сохранить остатки гордости:

— Мы сейчас выйдем и поговорим с тобой, — невнятно пробормотал он в сторону моего друга. Витя продолжал сохранять молчание. Я тем более не собирался выходить за рамки готового впрячься наблюдателя.

За первым «выйдем-поговорим» последовало еще два, пока мужик надевал ботинки и одно финальное уже за порогом. Вероятно, в голове он уже визуализировал, как будет крошить непонятного агрессора «один на один». Однако и тут его ждала неудача. Виктор подошел к двери и сказал:

— Нет, вы сейчас уйдете, а мы останемся здесь. С этими словами он резко закрыл дверь прямо перед носом урки.

Еще 10 секунд мы ожидали криков и ударов в дверь. Но их так и не последовало — Элвис покинул здание.

Моего друга вскоре окружили вылезшие из своих нор самки его прайда, который он смог защитить от посягательств чужого самца. Думаю, в этот момент Витя был впервые по-настоящему счастлив. У каждого своя гордость.

СЕКС СО ЗВЕЗДАМИ

С этого момента я четко решил ходить в бордели с ценником повыше. Потому со мной уже редко происходили подобные ситуации. Впрочем, как я быстро выяснил, высокий ценник хоть и гарантирует наличие славянок среди девочек, но не дает никакой гарантии качества обслуживания.

В один из выходных декабря я со своим другом Андреем отправился в одно из таких мест где-то на Пресне. Первым неприятным звоночком стало то, что при переходе через дорогу я в темноте не обратил внимания на цепь, о которую споткнулся и рухнул лицом в грязь. Пришлось отступить в ближайший «Макдональдс» и привести себя в порядок. Ведь качество оказываемых услуг в этом деле почти всегда связано с твоим внешним видом.

После того как я отмылся, мы вновь отправились по сохраненному в телефоне адресу. К нам подошла группа из трех молодых парней. Они хотели узнать номер дома, рядом с которым мы стояли. Получив ответ, они заметно обрадовались и прошли внутрь того же подъезда, куда было нужно и нам. Как оказалось, наше промедление было фатальным. Мы тут же позвонили девочкам и выяснили, что из-за получасового опоздания уступили этим самым ребятам возможность приятно провести вечер.

К счастью, Андрей знал еще одно место совсем недалеко от этого. Вообще он всегда выглядел отлично, и для меня было загадкой, почему Андрей не мог найти себе девушку. Хотя он постоянно ходил на свидания, но редко встречался с кем-то больше двух-трех раз, да и в целом больше котировал проституток. В этом вопросе он всегда знал несколько запасных вариантов, что делало его удобным компаньоном. Примерно через полтора часа мы уже грелись в очередном борделе. Выбор в этот раз был из трех девушек.

Мы быстро определились с приоритетами. Андрей взял новенькую, я же взял ту, которую он мне расхвалил. Однако я не увидел ни тени улыбки и заинтересованности на ее лице. Жаль, нужно было брать ту блонду с рыхлым пузом. Но было уже поздно.

В комнате, куда она меня привела, работала здоровенная плазма. Причем вместо порно она зачем-то показывала какое-то ебаное «шоу со звездами». Девочка предсказуемо оказалась холодной. Почти сразу после начала представления я стал замечать, что «звезды» с телека ее интересуют гораздо больше, чем я. Да, я ее трахал, а она реально пялилась в телек. Я попросил вырубить плазму. Она это сделала с таким негодованием, как будто я ей харкнул на спину во время оргазма.

Дальнейший секс был, пожалуй, самым бесконечно унылым в моей жизни. Наконец девочка слезла с меня, вышла из комнаты и, вернувшись уже в халате, вручную доделала свою работу. Это стало облегчением для нас обоих.

С тех пор я стал внимательнее смотреть под ноги.

БАРАБАШКА И КУНИЛИНГУС

Обычно синька прекрасно снимает всякое стеснение и страх подхватить ЗППП даже у последних скромников и ипохондриков. Однажды нас таких собралось целых пятеро. Мы прилично накатили и довольно долго искали бордель, где нас будут ждать в таком количестве, но в итоге нашли.

Квартира выглядела опрятно, девочки выглядели так себе и тоже были уже не вполне трезвы. Мои друзья сообразили, с кем провести ближайший час гораздо быстрее меня. Мне же остался печальный выбор из жирухи со шрамом на обвисшем животе и анорексичной жизнерадостной барабашки, явно злоупотреблявшей веществами. Свой выбор я, естественно, остановил на последней.

Трое наших друзей разошлись по комнатам. Мы же с другом Мишей, веселой барабашкой и его крохотной закавказской девочкой прошли в гостиную. Барабашка принесла вискарь и стаканы.

— Ребят, тут у нас одна комната все еще занята, так что придется пока переждать тут. Вы же любите виски?

Мы с Мишей очень ценили писателя Буковски и любили вискарь даже больше ебли. Спустя полчаса и полбутылки мы с девочками вполне успели притереться друг другу, правда, пока только в переносном смысле. Меня к этому моменту уже несло, как пьяного кучера. Я признавался барабашке в вечной любви и звал в кино на следующий день. Вскоре мы разделились по парам в пределах одной гостиной. Перспектива ебли в одной комнате не то, чтобы возбуждала, но и не сильно напрягала, учитывая выпитое. Недолго думая, Миша повалил свою крохотулю на кровать. Я же повел барабашку на диван, где мы начали лениво ебаться.

Как известно, изрядные дозы алкоголя, широкая вагина и неприятная внешность девушки являются надежным предохранителем от быстрой кульминации, что далеко не всегда в кассу. Так что примерно через 30 минут, заметив, что я не кончаю и вообще уже конкретно заебался, барабашка предложила вылизать ей пизду. Здраво рассудив, что само по себе это предложение мало кому может показаться привлекательным, она добавила, что после этого гарантированно позволит мне проникнуть в ее прямую кишку.

Предложение было не самым приятным, но по крайней мере честным. К тому же вагинальный секс с ней не доставлял мне почти никакого удовольствия, а анальный обычно стоил довольно дорого. Взвесив все pro et contra, я начал лизать пизду, в которой наверняка до этого побывали несколько сотен мужчин.

Впрочем, один этот факт не делал ее вареник каким-то особенным. Я вдоволь наработался языком и перешел к более приятному для меня процессу. Перемена позы позволила мне оценить, что оплаченное время я явно провожу интереснее, чем Миша, уже почти уснувший под своей дюймовочкой.

Вскоре я с чувством выполненного долга отправился в душ, где залил себе в рот практически весь мирамистин, что у меня с собой был. Несмотря на болезненную внешность, девочка ничем меня не наградила. Но в кино я ее так и не сводил.

ДЕЛИРИЙ

День начался с того, что я проснулся посреди парка, где до этого справлял свой день рождения. Краткий сон на свежем воздухе благостно сказался на моем самочувствии. Я решил растянуть праздник и поехал к Вите.

С Витей мы быстро сообразили, что нам необходим марш-бросок за одним психостимулятором, некогда воспетым Пашей Техником. Сказано-сделано. После непродолжительных поисков и продолжительной поездки на такси, мы уже вовсю жгли себе слизистую, не без удовольствия теряя остатки человеческого облика.

Внезапно мне начали лезть в голову истории о прелестях ебли под синтетикой. Эти воспоминания быстро конвертировались в желание проверить их достоверность. К тому же момент был самый подходящий. Вскоре я уже не мог думать ни о чем другом. Быстро найдя на сайте подходящую барышню и занюхав жирную дорогу на ход ноги, я поехал к проститутке.

Детали следующих трех часов я помню весьма фрагментарно. Приехал. Поздоровался. Принял душ. Пошли в спальню. Разделся. Минет. Поза 1, 2, 1, 3, 2.

Здорово, выше только звезды. Остановиться невозможно, кончить тоже. Нужно продлевать. Девочка пошла в душ. Ответил на звонок подруги — да, спасибо за поздравления, рад слышать. Достал из сумки пачку «Парламента». Вынюхал заначку. Должно взбодрить. Закурил. Девочка вернулась. Продолжили. Прогадал, последняя порция была лишней. Лежали и обнимались. Хорошо, что продлил всего на полчаса. Девочка поняла, что я объебан. Надо валить. Душ. Оделся. Попрощался. Уехал.

Очнулся я дома. Под одеялом меня кто-то нежно, но уверенно трогал, но в комнате больше никого не было. Наступили последствия.

Ожидал я, конечно, более привычного пассивно-депрессивного отходоса, а не неведомых тактильных галлюцинаций. Выкинув из головы всю мистику, я начал вспоминать известные мне способы от них избавиться. Вариантов было немного, вернее был только один — стараться абстрагироваться. Но это было совсем непросто. Малейший контакт кожи с одеждой вызывал ощущение прикосновений бесплотной, обезличенной совокупности всех девушек, с которыми я когда-либо спал.

Спустя пару часов я окончательно решил, что смогу вывезти полный рабочий день, не отъехав и не спалившись. Уже сидя в автобусе, я ощутил знакомое чувство — все окружающие знают, что со мной что-то не так. Мне казалось, что на следующей остановке меня обязательно отпиздят и выкинут из автобуса.

Как ни удивительно, но ничего такого со мной не произошло. Вскоре я уже вовсю коптил потолок офисного помещения. Рабочий день длился ожидаемо бесконечно долго, а меня нежно укутывали волны шизофрении. К середине дня стало окончательно понятно, что покинуть утром свою квартиру было крайне недальновидно. Весь накопленный за утро стресс начал проявляться в виде все более заметной дрожи и каплях пота на лбу. Параллельно призрак прошлой ебли меня успокаивал нежными поцелуями по всему телу.

Я начал усердно прорабатывать возможные пути отступления. Моим неожиданным спасителем стал начальник, которому срочно понадобился курьер в Подмосковье для передачи каких-то сверхважных документов. С несвойственным энтузиазмом я вызвался выполнить это крайне ответственное задание и провел остаток рабочего дня в полупустой электричке.

Размеренное покачивание вагона успокаивало, а прикосновения несуществующей любовницы ослабевали с каждым новым стуком колес. Меня постепенно отпускало, а это значило, что в ближайший год я как-нибудь снова избегу психушки, и красные фонари нашего города опять будут ярко освещать мою жизнь. Свадьба, отцовство, крепкая семья… Наверное, этого у меня не будет никогда. Но я точно знаю, чем займусь ближайшей ночью. А это уже что-то.