Калифорнийский краб

На ДР Ленина вспомнилась история. Впрочем, эта история сгодилась бы и на ДР Гитлера, ведь в мире актуального русского логоса оба образа получили самое причудливое преломление, словно в черном зеркале.

Каждый скромный российский город в обязательном порядке имеет свой краеведческий музей. В музее всегда есть зал с пыльными чучелами, иллюстрирующими богатство животного мира края, а также комнатушка изобразительного искусства, раскрывающего уже богатство внутреннего мира горожан.

В последней, как правило, представлены работы одного самоотверженного художника, нарисовавшего все значимые городские объекты на все времена года. Местный Гитлер, который рисовал в общем-то неплохо, но скучно и провинциально. С усердием и прилежанием ремесленника, но без божьей искры. Потому и висят теперь его картины по соседству с чучелом рыси да над полуторной кроватью в гостишке, где редкие парочки усердно трахаются в лучах заката над Домом Советов.

В русском краеведческом музее, конечно, есть место и Ленину. Например, на трогательных игрушечных миниатюарах городского центра, где оловянная фигурка маленькой ручкой всегда показывает одно и тоже направление, будто сломанный компас.

В моем родном городе, конечно же, был свой краеведческий музей, а в нем и местный Гитлер, и маленький Ленин, и даже чучело калифорнийского краба, попавшего в наши края неизвестным путем. Помнится, мой вопрос про загадочного краба оскорбил работницу музея. «А чем тебе краб не нравится? Нормальный краб», — ответили мне возмущённо. С тех пор я предпочитал обходить опасную тему стороной.

Как-то в очередной раз я зашёл в музей. Все привычные экспонаты были на месте. Чучело рыси приветливо улыбалось, а пасторали местного Гитлера все также пылились на своём законном месте. Разве что оружия времен Гражданской войны стало ощутимо меньше. Вспоминая скандальную историю с американским крабом, я не стал интересоваться, куда подевались все маузеры и наганы. Тут моё внимание отвлекла игрушечная миниатюра городского центра. С ней явно что-то было не так. Вскоре я обнаружил ту самую недостающую деталь — у маленького Ленина спиздили голову. Однако смекалистые работники музея не растерялись, и теперь вместо головы на плечах вождя пролетариата красовался пластилиновый кругляшок.

Русский логос велик и огромен, а его чёрное зеркало способно отражать любые образы и смыслы. Художества Гитлера, пластилиновую голову Ленина и даже калифорнийского краба, попавшего в наш мир неизвестным мне путем. Места в русском провинциальном музее хватит для них всех. И я честно надеюсь, что все они никогда не покинут его стен.