Когда мы уже пересекли границу Московской области, Витя как бы невзначай заметил:

— Ну, на месте с ментами договоримся.

Дима даже обернулся, чтобы уточнить:

— С ментами? Ты же говорил, что там будут нормальные люди.

— Ну, бандиты слились.

— Это что такие за менты?

— Ну, такие. Местные, — не очень уверенно пояснил Витя.

Мне это сразу не понравилось. Понятно, что далеко не все менты лютовали и использовали бутылки не по назначению. Наверняка, встречались даже “дяди Степы” в качестве редкой мутации. Но коррумпированные менты напоминали самодельную гранату – следовало хорошенько подумать, кому она может больше навредить.

Я не идеализирую бандитов, но к людям с противоположными увлечениями отношусь сдержанно. Пожарный-пироман или учитель-педофил – это каламбур для черной комедии, а вот в жизни… Бандиты, по крайней мере, вполне сознательно и целенаправленно занимаются донными делами. Угоняют, грабят, калечат… Но своими силами, без государева сапога. Впрочем, я сомневался, что после «нулевых» остались свободные и независимые разбойники, живущие не под пятой у заботливого государства.

— И как нам менты помогут? – спросил я Витю.

Витя неуверенно улыбнулся и пожал плечами.

— Ну… Мы им сдадим эту гниду, а они уже сами разберутся с ним.

— Что за местные менты? – не унимался Дима.

— Через «своих» порекомендовали.

— И как они разберутся?

Витя снова пожал плечами:

— Ну… Уголовку возбудят. Я так думаю.

Больше мы ничего не узнали. Витя и сам толком не представлял, с кем нам предстоит работать по щекотливому и чрезвычайно актуальному вопросу сбора долгов. Изначальные кандидаты на работу с проблемным должником растворились в воздухе. Какие-то связи времен царя Гороха навели Витю на местных околоточных, готовых всего за 40% выбить деньги. И это настораживало.

Дело в том, что долг по нынешним меркам был небольшим. Всего-то около 25 тысячи долларов. Лет 20 назад за эту сумму, не задумываясь, бы пустили бы в расход, забрали деньги и стащили норковую шапку.

И менты бы не только помогли с ограблением, но еще бы и труп сами закопали.

В благословенных “десятых” все разжирели до такой степени, что мелкие кредиторы остались предоставлены сами себе. По всей России скопилось огромное количество несчастных кредиторов, раздавших (скорее потерявших) до миллиона рублей и не имеющих возможности вернуть деньги.

Короче, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Утопающие предпочитали катать друг на друга бессмысленные заявления в полицию, иногда даже в ФСБ. Такие фокусы заканчивались повесткой и дачей показаний без каких-либо серьезных последствий. Но существовали еще и многофункциональные менты, готовые за половину добычи покарать должника. У Димы были такие знакомые в Москве, но они сразу же отказались от предложения.

— Мы меньше чем за десять миллионов даже вставать не будем, — пояснили мусора. – Мы же работой рискуем.

Слова не мальчика, но мужа.

На эту идиотскую поездку я согласился, как обычно, по двум банальным причинам – нехватке мозгов и денег. Я и раньше помогал Диме и Вите безвредными консультациями и очевидными советами для их серого бизнеса. На этот раз они попросили не только проконсультировать их, но и поучаствовать в охоте на должника.

— Обрез возьми, — уговаривал Дима.

— Это не обрез, и я не буду брать оружие.

— Да мы стрелять не будем. В лес вывезем, припугнем.

Уж каким бы я не был мягким, идея с лесом и оружием мне не нравилась категорически.

— Забудь об этом.

Из нас троих с оружием умели обращаться я и Витя. Причем я был похож на вечного студента, а по Вите никто бы не сказал, что 30 лет назад он пачками отправлял представителей свободолюбивого народа Афганистана прямо к гуриям. Возраст!.. Так что напугать мы могли только официанток, которых Дима часто вводил в ступор сложными просьбами типа «придумай нам что-нибудь, попить там, поесть». С таким же успехом Дима мог бы размахивать не обрезом, а хуем.

За день до поездки Дима сбивчиво рассказал мне хитрый план отмщения.

— Ты нас повезешь… Договорись о встрече с этим пидорасом… Как будто ты сам от себя, нас не знаешь… Закажи у него документы. Мы его сфотографируем, отследим, а дальше пусть его там паяльником пытают. Ну а мы тебе сотку отсыпем…

«Сотка» решала все мои проблемы на два месяца вперед. С учетом того, что мой горизонт планирования составлял обычно неделю, я почти сразу же согласился.

— Если что – я в этих ваших разборках не участвую. Не буду в лес возить, паяльник держать…

— Не будешь, не будешь, — пообещал Дима.

Через несколько дней я уже ждал членов карательной экспедиции на Киевском вокзале, откуда мы отправлялись в славный город N. Я был на взводе. Еще никогда мне не доводилось заниматься такой хуйней.

Несмотря на раннее утро, мы с трудом выбрались из вязкой Москвы, обросшей орбитой городков. О цели поездки первое время вообще не говорили, словно ехали на пикник. Июльское солнце лениво поджаривало мою черную Audi, щеголявшую убитой зимней резиной. Я слушал бесконечные жалобы на неработающий кондиционер, который собирался починить на заработанный гонорар.

Трасса по непонятной мне причине аккуратно проходила сквозь огромное количество каких-то поселков, по виду совершенно вымерших. Дорога уходила прямиком в Европу. Видимо, уезжающие перед заграницей должны были насмотреться на деревушки, поплакать и развернуться.

На полпути мы решили передохнуть. Витя собирался еще раз позвонить кому-то в город N, чтобы подтвердить встречу. Мы остановились в безымянной дорожной харчевне, где подавали каноничные псевдорусские блюда за умеренные деньги.

Такие забегаловки пунктирной линией шли от Москвы до самой границы, попутно обрастая киосками с “гринкартами”. Бензоколонка, шиномонтаж, “гринкарты”, гостиница – и так вдоль всей федеральной трассы. Казалось, что за пределами этого островка с едой и бензином ничего нет, кроме лесов и кустов. В общем-то, так оно и было.

Мы сели в угол, разделив просторный зал с какой-то семейной парой. Было утро понедельника, так что обед прошел почти в полной тишине. Дима в десятый раз повторил план:

— Просто поговори с ним. А потом верни документы. Типа тебе надо подумать. Ну а мы пока его снимем и отследим, куда он пойдет.

Звучало просто. Непросто было совладать с собой. Я сомневался, что менты сделают с нашим поганцем что-то действительно плохое. Но сколько, наверное, уже было таких историй, начинавшихся с пустяка?

Оставшаяся часть пути пролетела быстрее.

Машин становилось все меньше, мы довольно скоро достигли N, который располагался в 15 километрах от трассы. Стоило свернуть с федеральной дороги, как машина запрыгала по редким заплаткам и ямам, видимо, раскопанным для противодействия вражеской кавалерии.

Теперь нехорошее предчувствие ощущалось гораздо явственнее. Мне уже представлялось, как по итогам удивительных приключений я сижу в отделении и звоню знакомому адвокату. На смену этой картине спешили утешительные аргументы, дескать, я тут не причем. Просто отвез друзей. Кто же знал, что должника неожиданно закопают в лесу?

Вите наконец удалось договориться с ментами о встрече. Те три раза просили перезвонить, что-то говорили про затянувшееся совещание, в общем, тянули время, пока мы пеклись на жаре. Наконец, они скинули нам адрес места встречи – парковку рядом с отделением полиции, где они работали.

Вскоре к нам подъехал старенький Focus с двумя пассажирами.

Первый мент, усатый светло-русый дядька, напоминал короля дискотеки 86-го года, второй – лучшего комбайнера из колхоза «Красный Ильич». Я ожидал чего-то большего. Не Miami Vice, конечно, но и не двух участковых, решивших заняться незнакомыми серыми делами.

Король дискотеки некоторое время с удивлением изучал номер моей «Ауди». Номер мне достался от бывшего владельца и проходил по категории «блатных». Впечатление усиливала номерная рамка с выгравированным «Госнаркоконтролем». По виду я скорее напоминал клиента “Госнаркоконтроля”, чем сотрудника.

— Геннадий Евгеньевич, — наконец представился Король дискотеки.

Мы пожали друг другу руки.

— Ну что там у вас?

Витя вальяжно оперся о багажник Audi и пояснил:

— Да надо одного товарища прижать. Должен денег нам, нехорошо нас кинул.

— Понятно… Ну мне уже рассказали в общих чертах… Нам нужные данные. Кто он, откуда… В общем, с вас данные, а дальше мы сами будем работать.

— И что вы сделаете? – поинтересовался Дима.

Геннадий Евгеньевич пощипал усы:

— Ну, сначала заведем уголовное дело. А если не подействует, то есть у меня отмороженные… Там они уже сами все сделают.

На том и порешили. Когда менты уехали, Витя задумчиво сказал:

— Уголовное дело… Я бы вообще эту мразь убил! Мразь он, распоследняя сука! Просто замочить его нахуй. Мне даже деньги эти уже не нужны, убить бы его!

Я ошарашенно слушал филиппики Вити, который всегда казался мягким человеком.

— Паскуда… Порезать его, и все! Черт с ними, с деньгами!

— Не надо никого резать… Мне вот деньги нужнее, — успокаивал его Дима. – Поехали на встречу с пидором этим… Сфотографируем, ментам сдадим и все. Пускай они дальше работают.

Оказалось, что все далеко не так просто. Думаю, что под конец истории Витя уже думал не о том, как забить насмерть кидалу, а о том, как снова сесть в кабину Ми-24 и разнести к хуям весь город N.

На встречу, где я должен был якобы изучить предлагаемые документы, приехал не сам воришка, а его курьер. В последний момент наш герой, постоянно представлявшийся разным именами, сослался на срочные дела и сказал, что все сделает его помощник. Во время разговора с ним я отчетливо слышал на заднем плане детские голоса. Интересное бы у них было детство с папкой, закопанным в лесу.

— Подъедет курьер мой, Андрей, с документами. С ним все обсудите, а потом, если надо, мне перезвоните.

Мы организовали подставную встречу в самом больше ТЦ города, на фудкорте.

Сомнительный оазис глобализации посреди вечно пыльных невысоких домишек, разбитых дорог и полузаброшенных дворов с заборами из ворованной жести.

Солнце давно уже преодолело зенит, так что в ТЦ потихоньку набирался народ. Я чувствовал себя совершенно чужим, несмотря на то, что до Москвы было не так уж далеко. Кажется, у меня на лице было это фирменное московское выражение «О, и тут жизнь!».

Приехавший курьер Андрей был немедленно опознан Димой и Витей, которые прятались за соседними столиками. Обычный дядька предпенсионного возраста с грустными глазами, некрасивым лицом и лишними 15 килограммами. Этот же курьер в свое время привез Вите с Димой документы, из-за которых они и лишились миллиона. Речь шла о компаниях-однодневках, обнале и прочих подледных делах российской экономики, объяснять которые скучно и совсем не обязательно. В любом случае, даже если бы речь шла о долге, возникшем в результате законной деятельности, шансы на получение денег оставались примерно такими же.

Андрей привез на продажу компании, и я принялся с умным видом изучать документы. Пролистав папку с документами в сотый раз, я сказал, что мне нужно позвонить своему начальнику, чтобы тот дал добро.

В это время Витя аккуратно снимал курьера на камеру, прикрывшись огромной спортивной сумкой. Я с умным видом трепался в выключенный телефон, изображая обеспокоенность по поводу качества товара.

— Болван, у тебя экран включен, — зашипел сидевший рядом Дима.

Я отвернулся, чтобы курьер не заметил моей оплошности.

Впрочем, судя по виду, ему было глубоко наплевать. Надо заметить, что люди, занимавшиеся воровством такого рода, редко получали с этого удовольствие и профит. Все-таки, миллион не такая уж невероятная сумма. Треть немедленно проедается и пропивается, а оставшиеся две расходятся на повседневные расходы и долги. Когда от миллиона остаются десятки тысяч, у вора начинается паника и паранойя.

Снятся плохие сны, сердце вздрагивает от звонка с неизвестного номера. Ведь можно несколько раз кинуть лохов или стоиков, готовых махнуть на эту распространенную неприятность в обнальном деле, а можно однажды кинуть отморозка, готового зарезать за идею, а не миллион.

— Я посмотрел документы. Сейчас я ничего не готов взять, мне нужно время, — объяснил я Андрею.

— Понятно. Ну надумаете — звоните, — ответил Андрей.

Как только курьер встал из-за столика, Витя пошел вслед за ним, соблюдая разумную дистанцию. Я остался на месте и в сотый раз пригубил колу со льдом, давно уже превратившуюся в воду.

Дима выглядел довольным, хотя мне казалось, что мы занимаемся какой-то ерундой. Менты выглядели настолько разочаровывающе, что я был готов уже сам вытрясать деньги.

— Сейчас сдадим пидора ментам, а там скоро и деньги появятся.

— Ну вряд ли он сразу всю сумму вернет.

— По частям вернет, обязательно, — сказал Дима.

Вскоре мы увидели Витю, который с победоносным видом возвращался со шпионской миссии.

— Ну что? – спросил я.

— Заснял. И его, и машину. Теперь у нас есть госномер.

Благодаря каким-то старым знакомствам Витя имел возможность обращаться за помощью к нашим бравым чекистам. Как оказалось, спецслужбы могут быть иногда полезными. Буквально через несколько часов у нас имелась биография злосчастного курьера, которую мы немедленно передали ментам.

Тут уже даже я поверил, что нам удалось провернуть удачное дело.

В приподнятом настроении мы вернулись в Москву, ожидая, что уже совсем скоро неверные менты выдавят деньги из подлеца. Я приценивался к новым колесам. Дима собирался погасить часть ипотеки.

Эйфория прошла где-то через неделю.

Выяснилось, что менты завели уголовное дело на вора, но тот успел скрыться в каких-то волшебных ебенях. Затем менты завели уголовное дело на жену вора, но оно довольно быстро развалилось ввиду абсурдности предъявленных обвинений.

Прекратив эту бесполезную деятельность, вымогатели-аматеры начали кормить нас очевидным бредом и, наконец, вовсе слились. Больше мы о них вообще ничего не слышали, трубку они не брали. Разумеется, никакие обещанные «отморозки» не отправились по душу вора или хотя по курьерскую душонку.

Расстроенный Дима отыскал каких-то мясников, имевших строгий прейскурант насилия. Речь уже не шла о взыскании долга, просто хотелось покалечить гада.

Мясники предлагали:

— избить (1 000$);

— сломать что-нибудь на память (2 000$);

— покалечить с нарушением функциональности случайных органов (5 000$).

Я не уточнял, какую опцию выбрали Дима с Витей, но мясники тоже обосрались по полной. То есть пообещали и ничего не сделали. Вор, как заговоренный, продолжал работать, время от времени кидая своих клиентов. Никаких новостей про кровавую разборку в городе N не приходило. Что ж, по крайней мере, мясники оказывали услуги по постоплате.

Меня так поразила эта история, что я даже поинтересовался у Димы:

— Выходит, миллион можно спокойно украсть?

Дима скривил губы:

— Ну да. Получается, что можно. Если, конечно, ты не готов выпилить кого-нибудь за это.

В удивительно прекрасные времена мы живем.

Вера в человечество была подорвана почти на год. Менты ленились или боялись наезжать на мелкого кидалу. Опасные воры, готовые калечить и вымогать, бросались красивыми обещаниями и больше не брали трубку. Я как раз вспомнил разговор с одним своим хорошим приятелем, адвокатом, утверждавшим, что один раз в жизни можно спланировать и безбоязненно совершить одно преступление. Но здесь шла речь о нескольких случаях! Обманутые кредиторы уже могли бы собраться вместе и сжечь кидалу в гигантском «плетеном человеке».

Наконец, Дима и Витя махнули рукой на все это. Витя еще несколько раз порывался найти исполнителей, но те, узнав о сумме, довольно быстро теряли интерес к предложению.

— Это карма, наверное, — чуть позже сказал мне Дима.

— В смысле?

— Ну я так однажды тоже деньги украл… Я и мои приятели… Только не миллион, а больше… Мы потом так охуели от того, что решились и у нас получилось, что на три дня выкупили сауну со шлюхами… Просто спрятались там… Нюхали кокс, блевали, переебали всех девок… Прокутили там треть, наверное… Было весело… Так что все честно… В каком-то смысле.

Мне нечего было возразить ему. Как сам говорил Дима, воровство денег в обнале – дело обычное и неизбежное. Тут надо или налаживать свой серый бизнес с учетом этого фактора, или возвращаться дрочить в офисе. Дима предпочитал первое. Даже Витя, который еще год спустя исходил желчью и порывался лично закопать гада, бросил эту идею. Тем более, что деньги украли снова.

Во второй раз Диме с Витей повезло больше. Они нашли каких-то воров в законе, которые прямо с зоны смогли выбить деньги у нового кидалы.

Не знаю, были ли то настоящие воры в законе, с учетом девальвации этого сомнительного титула, но деньги вернули. Буквально по одному звонку. Жаль, что полиция так не работает.

Вот вам, кстати, бесплатная бизнес-идея: возьмите машину, обрез и езжайте в город N, где по-прежнему обитает и работает тот кидала. Обещаю вам 40%.