Не грози Урюпинску, попивая кофе в Ельцин-центре

В 1996 году на экраны вышел “Не грози Южному централу, попивая сок у себя в квартале”. Режиссера фильма Пэриса Барклая до того утомили шаблонные ленты о невыносимой тяжести негритянского бытия, что он снял картину, в которой все стереотипы были бы выкручены на максимум, доведены до абсурда и жестоко высмеяны. Спустя четверть века Кирилл Серебренников решил снять фильм-сюрреалистическое путешествие между мирами живых и мертвых, но по пути вспомнил, что он фестивальный режиссер из РФ. В результате получился “Не грози Урюпинску, попивая кофе в Ельцин-центре”.

В своих “Петровых в гриппе” Серебренников монотонно и скрупулезно обнажает все мыслимые и немыслимые грехи глубинных русских. Грубо говоря, все то, что мы уже могли видеть в “Дураке”, “Левиафане” или статьях “Новой газеты”. При этом свое “исследование” режиссер подает на невыносимо серьезных щах. В итоге из “Петровых” получается не социальная сатира, а кондовая страшилка для не по возрасту впечатлительной россиянской интеллигенции.

Как часто происходит с простенькими фильмами ужасов, центральных персонажей “Петровых” можно описать буквально парой фраз: “заебанная мать-татарка” или там “творческий муж-алкаш”. Ну а персонажам второго и третьего плана вместо личностей, так и вовсе достается набор ругательств: “хам”, “расист”, “насильник”, “уебок”, “шлюха”, “хабалка”, “быдло”. Список можно продолжать довольно долго. От такой формальности, как сюжет, Серебренников решил и вовсе отказаться. Зачем нужен сюжет, когда мы показываем УЖАС из жизни малых русских городов.

Забавно, но в свой беспросветный тлен Серебренников периодически вставляет сценки с фантазиями главных героев, словно в сериале “Клиника”. Заебанная мать-татарка жестоко расправляется то с русней, не способной правильно произнести ее фамилию, то с мужем-алкашом, а то и с собственным сыном. Так героиня показывает, как тяжело приходится женщине в “патриархальном обществе”. К сожалению, ничего изысканнее перерезания горла или забивания кулаками до смерти она выдумать так и не смогла. Даже по части ультранасилия в фильме все очень и очень грустно.

Структурно картина делится на две слабо связанные друг с другом части. В одной демонстрируется современность (хотя какая может быть современность в провинциальном безвременье), в другой же описывается излет советской эпохи. Результаты такого сравнения как всегда неутешительны — русские никогда хорошо не жили и никогда не будут. Хотя бы потому, что любят рассказывать обидные анекдоты про евреев. При этом вычурно приличные люди, по мнению Серебренникова, тоже в нечеловеческих условиях неизбежно озлобятся и оскотинятся. И даже отчаянная попытка эмигрировать на тот свет из кромешного русского ужаса совершенно необязательно окажется удачной.

Хотя “Петровы в гриппе” и лишен художественной ценности, мы можем быть благодарными Серебренникову за возможность взглянуть на мир глазами редактора “Новой газеты”. Взглянуть и напомнить себе, почему мнение людей со столь специфическим взглядом на мир, не стоит воспринимать всерьез. В самом деле, зачем грозить Урюпинску, попивая кофе в “Ельцин-центре”.