В этом тексте не будет никакой утилитарной информации — только суеверия и непроверенные данные. Я вам просто расскажу, зачем в жару разрывать могилы и что делать с двуногими красотками с того света. В качестве бонуса читателям — лишние знания о том, чем опасно мамкино проклятие и почему совы все-таки не то, чем кажутся (в отдельных регионах постсоветского пространства). Больше народных мудростей вы потом сможете выловить из труда этнографа Дмитрия Зеленина «Очерки русской мифологии. Умершие неестественною смертью и русалки”.

Искать повод, чтобы поделиться такими важными сведениями, — просто кощунство. Но у нас он все-таки есть — седьмой четверг после Пасхи (Семик, Русалчин Велик день, Троица умерших), который приходится на эту неделю и который вы вряд ли собираетесь отмечать. Однако наши предки в этот день отводили душу — свою, а заодно и умершего родственника, который так облажался, что умер не по-христиански. Характерные увеселения этого дня: пир, пляски и драки на кладбище, ежегодное массовое захоронение невостребованных трупов в огромной яме с отпеванием и последующими гуляниями.

Такой кутеж, увы, остался в далеком прошлом, но есть вероятность, что студенток филфаков все еще можно застать в эту пору за странными обрядами в лесах. Кроме того, у женщин, особенно близких к корням и природе, могут случаться обострения и не исключено, что им захочется голыми качаться на березах и есть яичницу под кустом.

УДАВЛЕННИКИ, ОПОЙЦЫ И КИКИМОРЫ

 

Конечно, сразу рассказать о женщинах, которые в начале лета “колыхаются” с парнями на ветвях, а потом исчезают без претензий, никак нельзя. Сначала нужно пояснить их ранг в классификации покойников и нечисти.

Славянские народы имели обыкновение делить умерших на хороших и плохих (“заложных”). Первые — это правильные бабули и дедули, умершие от старости и с тех пор не посещавшие родственников без особого приглашения. Вторые — те, кто оконфузился и не прожил отмеренное ему на земле время. Этот срок приходилось доматывать после смерти, что было крайне неприятно как для самого усопшего, так и для его соседей.

Не попасть во вторую категорию было сложнее, чем кажется. К ней относили всех самоубийц, а также тех, кто умер с перепоя (опойц), кто замерз на дороге, пропал в лесу, утонул где угодно, был убит человеком, зверем или стихией, скончался при родах, не дожил до крещения, продался нечисти или был проклят родителями.

 

Родительское проклятие было особенной напастью. Если ты умер до того, как предки тебя простили, то смердеть тебе, не разлагаться и не знать покоя до самого их прощения. Вот эта сказка на тему проклятия нравится мне больше прочих:

“Богатый нищий умер (скоропостижно) на мосту, прося милостыню. Труп его не сгнил в течение многих лет. Купленная и выкормленная на деньги покойного свинья выкопала гроб его на кладбище, приволокла его на место смерти и здесь сожрала, после чего сама провалилась под землю”.

А в этой истории более счастливый конец:

“Мать прокляла своего сына, сказав: «Щоб ты на мисти остався!». Тот мгновенно умер, а она связала ему руки своею косою, которую он у ней только что оторвал в драке. Спустя несколько десятков лет на кладбище строили церковь и разрыли в могиле труп, нисколько не подвергшийся тлению: руки его были связаны женскою косою. Мать проклятого была еще жива, она и рассказала, за что на ее сыне лежит проклятие и почему, значит, и земля не принимает его. Когда мать, помолившись, перекрестила труп сына и сняла с него свою косу, он мгновенно превратился в землю”.

Колдуна после смерти черти обычно свежевали, “съедали его мясо, а потом один черт залезал в кожу и оставался там”. Иногда же все происходило проще: “при смерти колдуна черт — один или несколько их — залезали покойнику в рот”.

Испустивших дух обывателей черти любили использовать в качестве транспорта, так как «утопленники и повесившиеся необычайно шибко бегают”Кроме того, они возили на них воду, пахали и оставляли стеречь клады.

Умершие дети чаще всего становились кикиморами. Считалось, что если догадливый человек выстрижет у кикиморы волосы на темени крестообразно, она навсегда останется человеком и продолжит обычный рост дитяти.

“Непропорциональность форм, кривизна отдельных органов, косоглазие, немота, заикание, скудная память и ум — вот неизбежные недостатки бывшей кикиморы, которая с возрастом совершенно забывает о своей давней жизни”.

Младенцы спустя семь лет после смерти могли стать филинами (“пугачами”). Происходило это так: дитятко выходило из земли, взмывало в воздух и просило, чтобы его покрестили. Если кто-то был поблизости и крестил, то “дитя это улетает на небо, в противном же случае обращается в пугача”.

Всех вышеперечисленных, конечно, нельзя было хоронить на освященной земле — их скидывали в овраги, ущелья, болота, закладывали ветками и камнями (отсюда “заложные”), закапывали на меже или на перекрестках. Из-за нарушения этого запрета случались различные несчастья.

В некоторых областях, преимущественно южных, считалось, что засуха случается из-за того, что пьяницу или самоубийцу похоронили на кладбище. Выход был простым — вырыть из могилы опойцу и бросить в болото, чтобы пошел дождь.

«Вот уже кончается вторая половина мая, — писал в свое время корреспондент «Харьковских губернских ведомостей» из Павлоградского уезда Екатеринославской губернии, — а до сих пор не выпало ни одного проливного дождя. Стоит жара… Крестьяне прибегают снова к своему давнему обычаю… а именно: начинают разрывать могилы и наполняют их водою, веруя в это как в спасительное средство от бездожия».

Очень поэтично.

РУСАЛКИ БЕЗ ХВОСТА

 

А теперь, собственно, о главном, о том, что в эти дни может померещиться в лесу, — о русалках (русалоцках, как говорили в некоторых губерниях). Как вы уже могли догадаться, люди после нехорошей смерти находили себе занятие по способностям — катали чертей, портили молоко, наводили болезни и делали мелкие пакости. Женщины, как правило, становились русалками и развлекались.

Славянские русалки (мавки, навки, лоскотухи) — персонажи относительно новые, в начале XX века у них не было какой-то типичной внешности, места жительства, срока обитания на земле. Кроме того, они вобрали многие черты леших, водяных и полудниц (духов полей). В основном жили они там, где хоронили неправильных покойников — в лесах, во ржи, “в коноплях” и в водоемах. У них не было рыбьих хвостов. Чешуйчатые русалки — это, вероятно, книжное заимствование, славяне называли их “мемозинами”, “фаляронами” или “фараонками”.

Как же опознать каноничную русалку? Чаще всего она голая. Если повезет, молодая и очень красивая. У нее мертвенно бледная кожа, растрепанные волосы до колен и огромная грудь. Грудь — это чуть ли не главный инструмент русалки. Она может ею защекотать до смерти. В некоторых вариациях бюст настолько здоровенный, что русалки закидывают его за спину для удобства.

Их любимые занятия — хохотать и “колыхаться” на деревьях, предпочтительно березах, дубах и ивах. Они “колышатся” сами или заманивают парней.

 

“Белорусские русалки, на Граной неделе, качались на березах, между прочим, и таким образом: взлезет на березу, привяжется волосами за сучок, потом опустится и качается на волосах, с криком: уу-гу! уу-гу!”.

Для мужчин, которые захотят составить им компанию, есть два опасных момента — можно умереть от щекотки или исчахнуть от тоски после того, как русалка уйдет в другой мир. Также русалки могут переставить глаза на затылок и свернуть шею (но это редко).

Мценские русалки «мужчин с хохотом окружают, рвут одежды, пока совершенно не сделают голыми, потом сзади хватают под мышки, щекотанием приводят их в хохот и щекочат до тех пор, пока они не падают в обморок. Тогда, осыпая их поцелуями, берут на руки и невидимками приносят в дом и полагают на их постели, а женатого — к жене под бок».

 

В целом славяне считали русалок опасными, но как-то неубедительно. Опасны они скорее для женщин (их русалки ненавидят) и детей. Но ушлые девки находили способ задобрить нечистых, чтобы узнать судьбу. Для этого они делились с ними одеждой, вили для них венки, а также ходили в лес с яичницей и съедали ее под кустом (не знаю, как это помогало).

Что нужно делать, чтобы не умереть от русалочьей щекотки? Самое верное средство — креститься. Также русалки, будучи нечистью, боятся железа и полыни. Зеленин предлагает еще такой метод: “Чтобы избавиться от русалок, надо очертить круг около себя и закрестить или же взять кочергу и на ней подъехать к ним”. Как вариант: можно надеть на русалку крест — тогда она станет человеком, и на ней можно будет жениться. Такие случаи бывали во Владимирской губернии.

Надо еще отметить, что время пребывания русалок на земле ограничено. Они веселятся несколько дней, неделю или даже целое лето, но потом уходят и не возвращаются. В следующем году будут уже новые русалки. Так что скорее колыхаться!