Клип на первый за семь лет трек Rammstein “Deutschland” ожидаемо вызвал сход лавины из текстов, обзоров, рецензий и комментариев. У меня не было никакого желания плыть по волне сомнительного хайпа, чтобы потом предсказуемо раствориться в полифонии чужих звуков и слов. Спустя неделю вокруг клипа установился необходимый информационный штиль. Потому я предлагаю взять старую весельную лодку текста и отправиться вместе со мной на прогулку в поисках свежих смыслов. Мы будем останавливаться лишь на ключевых моментах новой работы Rammstein, о которых либо сказано незаслуженно мало, либо не сказано вовсе. 

“Deutschland” далеко не первая, но точно самая масштабная и объемная политическая сатира от Rammstein. До этого была “Links”, пародирующая эстетику тоталитарных обществ, а затем подчеркнуто антиглобалистская “Amerika”. Однако в обоих случаях политическое высказывание носило факультативный характер и скорее было лишь частью художественной формы, нежели содержания. С тех пор прошло немало времени, и у музыкантов созрело непреодолимое желание сказать о чем-то действительно важном. Получилась “Deutschland” — монументальная политическая сатира, причем абсолютно шпенглеровской глубины проработки. Звук, да и в общем-то текст (разве что интересна строчка: Deutschland über “allen” вместо “alles” (“над всем”, а не “превыше всего”) в ней вторичны. Неслучайно в конце повествования Rammstein вставляют акустическую версию “Sonne”, которая ложится на видеоряд не менее органично, чем оригинальный звук. 

Второй важный момент, “Deutschland” — это крайне современная и своевременная работа. Rammstein переосмысляют историю Германии с метамодернистских позиций, умело балансируя между злобной иронией и надрывной искренностью, культурным упадком и духовным возрождением. Даже деконструкция исторических мифов прошлого подается исключительно в контексте мифа настоящего. Роль актуального контекста как раз и выполняет чернокожая актриса Руби Комми, олицетворяющая в клипе современную мультикультурную Германию (и не только ее). Именно с точки зрения политкорректной современности Rammstein предлагают переосмыслить немецкую историю, деконструируя по ходу дела как политкорректность, так и современность. На выходе получается блестящая метамодернистская работа. 

В классической немецкой историографии принято брать за точку отсчета битву в Тевтобургском лесу (9 год нашей эры), когда германские племена под предводительством Арминия разгромили римские легионы Квинтилия Вара. Вероятно, голову того самого Вара (в исполнении головы Тилля Линдеманна) и отрезает в начале клипа черная варварская Германия. С отрезанной головой чужеземца-завоевателя девушка не расстается на протяжении всего клипа. Помимо очевидного, здесь зарыт второй, потаенный смысл. Черная актриса — это не только причуда политкорректности, но и диса, мрачная хтоническая валькирия, означающая явно не римские и точно не общеевропейские корни Германии. По большому счету это и есть метафорическое изображение своего особого национального пути, над которым в России принято смеяться, но который и вправду есть, да и не только у нас. Важно отметить, что в отличие от горделивых германских историков Rammstein берут за точку отсчета 16 год нашей эры. И это никакая не ошибка. Это дата римской карательной экспедиции Германика, в ходе которой варвары были разбиты, а Арминий бежал. Однако римляне так и не смогли закрепиться на новых территориях и вскоре обратно ушли за Рейн. Юная Германия чудом оказалась жива. 

В дальнейшем Rammstein представляют не просто важные исторические эпохи, а лишь те, где Германия оказывалась на грани смерти. Потому за скобками повествования остаются официально положительные персонажи немецкой истории: Фридрих II, Бисмарк, Аденауэр. Разве это не важные фигуры? Почему о них не сказано ни слова? Важные, но у Rammstein просто совсем иная художественная задача. Именно поэтому нам показывают: Средневековье, Тридцатилетнюю войну, Веймарскую республику, Вторую мировую (Холокост), послевоенное разделение и… современность. На всех этих этапах исторического процесса Германия 
была в шаге от гибели, но всегда спасалась. Кстати, за изображение Холокоста Rammstein отдельно досталось от слабоумных немецких чиновников, способных и в ложке горохового супа разглядеть антисемитизм. На самом деле у музыкантов все куда сложнее. Бывшие жертвы расстреливают эссесовцев и фактически сами становятся хозяевами новой Германии, в которой немцы осыпаются американскими долларами, но все равно сидят в духовной тюрьме. И тут музыканты задают простой, но крайне опасный вопрос: “Стало ли Германии от этого лучше?”. Попробуйте на него ответить, не заглядывая в Уголовный кодекс. 

Именно изображение нашего времени в клипе вызвало наибольшие споры и дискуссии. Черная Германия рожает вместо детей собак, а ее труп в стеклянном гробу (отсылка к клипу “Sonne”) отправляют в космос. Казалось бы, на лицо аллюзия к демографическому кризису и проблеме миграции. Так, да не так. Германия рожает не просто щенков, а леонбергеров, которые несколько раз находились на грани исчезновения, но все равно существуют и по сей день. Общий нарратив сцены, как и всего произведения, вполне жизнеутверждающий: даже если Германия умрет — немцы все равно будут жить. Пережили ведь как-то римлян, религиозную войну, Веймар, нацистов. И мультикультурализм с политкорректностью переживем. Почему? Да хотя бы потому, что Deutschland über allen. Нравится это кому-то или нет.