КОНСТИТУЦИЯ ДОГВИЛЛЯ

Завтра “основной” день бесконечно причудливого и не в меру постироничного голосования по поправкам в Конституцию. Обычно мы избегаем прямых политических высказываний, хотя бы потому что политика в России — это почти всегда бой на деревянных мечах с заранее известным итогом. Обсуждать же на серьезных щщах потешные бои можно либо за деньги, либо из скудоумия. Но нынешнее голосование по форме и по сути настолько живописно и красноречиво, что образует собой даже не политический, а контркультурный феномен, пройти мимо которого механически невозможно.

Россия со времен Ивана III (то есть с появлением полноценного государства) всегда была страной пышных ритуалов, расписанных до мелочей. Большинство из них имели византийское происхождение, что лишний раз подчеркивало преемственность Москвы и ярко подсвечивало амбиции Третьего Рима. Голосование по поправкам тоже чистый ритуал. Правда, вместо тонкой стилизации под демократическую процедуру, вышла лишь грубая пародия. Возможно, так получилось потому, что Москва уже давно не Третий Рим, а ее правители лишены византийского блеска.

Конечно, сегодняшняя оперетта на лестничной площадке всерьез нужна лишь одному зрителю, купившему себе пожизненный билет. Зрителю, решившему обнулиться вместо того, чтобы поделиться на ноль. Ведь кроме обнуления все остальные поправки — это вчерашний винегрет лозунгов. Православным — Бога, коммунистам — СССР, националистам — нечто неизъяснимое и государствообразующее. Бесконечно пережевывать этот винегрет не только невкусно, но и попросту противно. Мы же этому протухшему блюду предпочитаем кровь и почву.

Ответ же на главный вопрос о вечном правлении дан давно, дан не нами, да и не вопрос это вовсе, а утверждение. Новые конституции уже распечатаны, осталось лишь завершить ритуал и “одобрить” вечного президента где-нибудь за гаражами. Конечно, подобный выбор юридически не просто уязвим, а бессмысленен. Но это никакой и не выбор, а всего лишь обряд, в котором нам принимать участие просто стыдно.

Мы не хотим никого ни к чему призывать, ведь политический призыв — это почти всегда пошлость. Можно голосовать за, можно голосовать против. Можно голосовать в багажнике, а можно на бордюре или если кому-то очень хочется, то на поребрике. Да и бойкот как тактика в отсутствии порога явки бесполезен. Потому мы предпочтем просто мечтать о своем Третьем Риме и византийском блеске. Конституцию Догвилля пускай принимает кто-то другой.