Вышедший на прошлой неделе фильм «Текст» по роману фантаста Дмитрия Глуховского горячо обсуждается в сети который день. Дудь, Собчак и прочие урганты активно продвигают фильм как «смелое и актуальное кино про Россию сегодня». Даже критики в целом благоприятно восприняли картину, лишь нежно потрепав за ушко создателей. Правда, у многих зрителей накопилось немало вопросов, как по сюжетной канве, так и по общей идее фильма. Редакция проекта «Под лед» не нашла в себе сил для просмотра очередного творения с Александром «нет больше актеров» Петровым, однако один наш читатель, человек длинной воли, все же согласился сходить в кино и любезно поделиться с нами своими впечатлениями. Публикуем в назидательных целях:

Из «Текста» мог бы получиться отличный триллер про месть. Может быть, даже русский «Олдбой». На выходе получился, скорее, «Куколдбой». Да и месть вышла какая-то странная, даже и не месть вовсе.

Фильм начинается с того, что студента-филолога Илью Горюнова мама (традиционно киношная, с глазами на мокром месте) не отпускает на рейв. И, наверное, оно бы к лучшему, ведь там злой опер подбрасывает ему сверток с веществами — просто так, для острастки, чтобы не рыпался и место свое знал. На следующие семь лет таким местом для главного героя становится загадочное пенитенциарное учреждение, которое не колония и не тюрьма. Но оставим эти придирки, это же кино, так лучше смотрится.

Мать-старушка до освобождения сына для пущей драматичности умирает, поэтому герой разговаривает с воображаемой матерью и трагично пожирает ее холодный суп. Несколько раз за фильм — чтоб все прочувствовали.

Выпив для храбрости, Горюнов находит своего обидчика Петра Хазина, который за семь лет здорово вырос в должности и сам банчит коксом, совмещая это с работой в МВД. Опера Горюнов ищет не для того, чтобы убить и отомстить, а так — в глаза поглядеть, воззвать к совести, но в итоге СЛУЧАЙНО убивает. Завладев телефоном мертвеца, Горюнов несколько дней живет, изучая содержимое смартфона и изображая своего антагониста. Причем довольно удачно, что удивительно при общей лоховатости героя. И вот он уже в полушаге от того, чтобы сорвать большой денежный куш и красиво уйти от ответственности, тем самым получив небесную компенсацию. Однако бессмысленно совестливый филолог решает поступить с максимальным ущербом для себя.

Если сюжет фильма постоянно спотыкается и так и норовит съехать в смысловой кювет, то с идейной составляющей все еще печальнее. За два часа хронометража я для себя вынес следующие полезные мысли:

1) Надо всегда слушаться маму.
2) Мстить нехорошо, лучше жертвовать собой просто так.
3) Убивать себя плохо, потому что самоубийцы попадают в АДЪ и не увидят там МАМУ.

Удивительно и обидно, конечно, что на таком богатом и фактурном материале как «народная статья 228» и циничные подкидыши наркотиков от силовиков можно было так слабо и невразумительно выступить. Время от времени в фильме появляется что-то живое, цепляющее и динамичное, но вдруг режиссер будто специально тормозит, превращая все в тоскливое и безнадежное морализаторство.