Свят Павлов: В середине декабря на сайте самиздата “Батенька, да вы трансформер” (“Батенька” находится в коллаборации с Breaking Mad с 2017 года — ред.) вышел скандальный текст “Героин — собственность модели”, повествующий о жизни наркозависимой девушки. Впоследствии по требованию Роскомнадзора текст был снят с публикации. Ты яростно защищала ваш материал в своих соцсетях. Расскажи, почему этот текст не пропаганда наркотиков?

Залина Маршенкулова: Во-первых, этот текст не пропаганда чисто юридически. Мы консультировались с нашими юристами еще до публикации, поэтому мы ее и разместили. Во-вторых, там никакой пропаганды не может быть априори. Особенно в таком жанре, как интервью. Это не колонка редакции, в которой мы написали “давайте весело бахаться” — это можно было бы назвать пропагандой.

Свят Павлов: У вас вышло скорее не интервью, а репортажный текст.

Залина Маршенкулова: Это история о жизни человека. Назвать такой жанр пропагандой довольно бредово. Еще есть третий момент. Если мы начнем во всем видеть пропаганду, например пропаганду алкоголизма в твитах “пойдем сегодня бухать” или “набухаюсь на Новый год”, то давайте и с этим тогда бороться. Это бред.

Свят Павлов: Ок, как тогда отличить пропаганду от непропаганды в медиа?

Залина Маршенкулова: Здесь мы переходим к четвертому пункту. Нет никаких исследований или статистических данных, которые бы подтверждали, например, что музыка “Агаты Кристи” сделала людей наркоманами…

Свят Павлов: А песня Земфиры заразила СПИДом.

Залина Маршенкулова: Да, именно поэтому это не может быть пропагандой. Все алкоголики или наркоманы, которых я знаю, стали такими, не потому что что-то прочитали в интернете или послушали “Агату Кристи”.

Свят Павлов: После прочтения текста о наркозависимой девушке я тоже не захотел бахнуться “крокодилом”, но меня смутило другое. Тебе не кажется, что материал сделан крайне поверхностно и напоминает скорее цирковую историю “смотрите, она колется и классно выглядит”, чем исследование проблемы, на которое якобы претендует автор? В чем исследование?

Залина Маршенкулова: Здесь авторская работа, она может быть спорной. Это лишь входная часть большого исследования про наркоту. Потому у тебя и сложилось впечатление фрагментарности и отрывистости. Что касается “цирковой” составляющей, как ты говоришь, то я здесь не вижу ничего “циркового”. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы сделать интервью не “нарконегативным”. Да, она действительно хорошо выглядит, автору захотелось сделать на этом акцент.

Свят Павлов: Да, и в этом основной акцент всего текста и вообще всей истории. Потому материал и выглядит поверхностным.

Залина Маршенкулова: Именно поэтому текст и вызвал такой резонанс и всеобщее бешенство.

Есть образ героинового наркомана, при котором он вообще не человек. А тут мы видим, что наркоман, оказывается, это человек. Он выглядит как человек, работает, живет, именно это и вызывает такую реакцию. Когда я прочитала это интервью, то первой реакцией было “ого, как бывает”. В этом и была цель этого текста. Тут еще есть такой момент, как внутренний фашизм, который распространен среди творческой интеллигенции. Такая идеология — давайте хороших людей оставим, а плохих надо расстрелять. Эта идеология мне очень не близка.

Свят Павлов: А ты читала реакцию на текст самой героини?

Залина Маршенкулова: Автор текста с ней разговаривала в личке.

Свят Павлов: Она написала в комментах на своей странице, что текст сделан поверхностно, а многие факты переданы неточно или вовсе выдуманы (“честно говоря, я большего от нее ожидала, статья очень поверхностная, много чего важного упущено из виду, иные же подробности вообще добавлены от себя” — ред.). Зачем это нужно было делать?

Залина Маршенкулова: Твой вопрос скорее к автору текста и главному редактору. Моя позиция в том, что герой подобного репортажного текста всегда будет чем-то недоволен. Ну а о чем думал автор, это вопрос уже не ко мне.

Свят Павлов: Предлагаю завершить тему “пропаганды” самым простым и понятным вопросом. Как ты относишься к 282-й статье УК РФ (“возбуждение ненависти либо вражды” — ред.)?

Залина Маршенкулова: В нынешнем виде она не должна существовать, мне не нравится эта статья.

Свят Павлов: То есть ее нужно отменить?

Залина Маршенкулова: Думаю, что да.

Свят Павлов: А нужно ли в принципе уголовно преследовать людей за так называемое “разжигание”?

Залина Маршенкулова: Это хороший вопрос. Например, в том же “ВКонтакте” существуют группы с миллионами подписчиков, в которых есть конкретные призывы убивать женщин, “убивать этих шлюх”. Но я считаю, что это нужно решать не на законодательном уровне, а на уровне администрации соцсетей. Администрация должна давать предупреждение такой группе, а потом банить. За слова никого сажать нельзя, потому что у нас исполнительная система в первую очередь доебывается до “мышей”. Как в случае с Мотузной, которая запостила картинку с воскресшим Джоном Сноу (на самом деле картинку с Джоном Сноу опубликовал фигурант похожего дела Даниил Маркин — ред.).

Мария Мотузная

И у нас все это в одну свалку — призывы убивать и картинки с Джоном Сноу. Но я против уголовного преследования за слова в любом случае. Пусть лучше таких людей банит платформа, на которой они все это размещают.

Свят Павлов: Хорошо. Ты всему Рунету известна в первую очередь как активная феминистка. Скажи, ты сама себя считаешь феминиcткой?

Залина Маршенкулова: Это очень смешной вопрос. Феминисткой является любой человек, который согласен с утверждением, что женщина — это человек…

Свят Павлов: Я согласен с утверждением, что женщина — это, скорее всего, человек, но я совершенно точно не феминистка.

Залина Маршенкулова: Это мы еще обсудим. Интерсекциональный феминизм — это радикальное понимание того, что женщина — это личность. Я — личность, потому я феминистка. Если мы посмотрим на нашу практику в России, посмотрим на соцопросы, то мы увидим, что женщину у нас не воспринимают как личность.

Свят Павлов: Я совсем не уверен на этот счет. Опросы всегда весьма условны.

Залина Маршенкулова: А я уверена. Если посмотреть на общепринятые у нас формулировки, то женщина должна быть или красивой и заботливой, или мертвой. Это говорит о том, что женщину у нас воспринимают как приложение к мужчине, а не как личность. Я так не считаю, потому я феминистка.

Свят Павлов: Когда и почему ты решила стать феминисткой?

Залина Маршенкулова: Надо подчеркнуть, что я не активистка, и я ничего не решала. Мой канал “Женская власть”, как и другие мои проекты, как первый по трупам Breaking Mad, появляются один из другого. Breaking Mad был мизантропским проектом, а “Женская власть” — филантропским…

Свят Павлов: Скорее наоборот.

Залина Маршенкулова: Может быть и так. На самом деле они оба филантропские, хотя я мизантроп, и меня нельзя причислять SJW (Social justice warrior, человек придерживающийся политкорректности и феминизма третьей волны — ред.), я не борюсь за все хорошее. Как все произошло: я появилась в “Твиттере” как Маячок Антихриста, и все мои проекты выросли из моего личного твиттера.

Основной темой там были политика и черный юмор. Первые три года все думали, что этот твиттер ведет бородатый мужик. Когда я рассекретилась, никто не мог поверить, что я женщина. Я решила рассказывать о том, что обладатели такого твиттера, как мой, могут быть женщинами. Я есть, вот я. И в 2016-м году появился телеграм-канал “Женская власть”.

Меня задолбал, если не сказать заебал, медиаобраз женщины как дебилки. Меня всегда бесили женские журналы, рассказывающие как ублажать мужика, как правильно отсасывать…

Свят Павлов: Женские журналы, как и мужские, не рассчитаны на интеллектуальную публику, я не стал бы их ставить в пример.

1 из 3

Залина Маршенкулова: Тем не менее. В общем я устала от этого образа женщины, обслуживающей мужика, и я решила его развенчать. В этом смысле главным топливом, как и всегда, была моя ненависть. Я решила рассказать, что я не такая, мы не такие. Что мы тоже можем шутить, иногда плохо, иногда очень плохо. И про трупы писать, и все что угодно делать, как и мужчины. При этом я хотела параллельно рассказать, что женщина может быть руководителем, на примере моего опыта. Еще мне хотелось говорить о каких-то своих личных переживаниях, я заметила, что это людям интересно, они мне часто пишут. И четвертый момент, у меня есть некое раздражение и усталость от феминизма третьей волны, многие представители которого хотят заменить одно гетто другим. Сразу скажу, что я категорически против этого. Я очень много работала и конкурировала на равных с мужчинами не для того, чтобы меня в гетто посадили.

Свят Павлов: Нет, люди, которые проповедуют феминистское гетто, планируют быть не заключенными, а начальниками концлагеря, ну или как минимум охранниками с автоматами и овчарками.

Залина Маршенкулова: Давай я приведу конкретный пример. Большую часть жизни я работала в мужских коллективах. Мне нравится эта так называемая агрессивная среда, и я не хочу в безопасное пространство. Я не хочу особых условий, они мне не нужны. Я хочу ходить со своими коллегами-мужчинами в баню, курить сигары и пить водку.

И тут мне феминистки третьей волны говорят, что я не могу с ним ходить в баню, потому что они будут меня домогаться. У нас в совете директоров, кроме меня, трое мужчин. И я уверена, что если мы завтра пойдем в баню обсуждать деловые вопросы, никто ко мне не будет домогаться. Просто потому что они так воспитаны.

Свят Павлов: Это все сверхочевидно. Я вообще не понимаю, зачем подобные вещи лишний раз проговаривать. Я бы, более того, сказал, что подавляющее большинство мужчин, особенно в обеих русских столицах, так воспитаны. Женщины, которые считают, что при любом удобном случае их будут насиловать, явно не в себе.

Залина Маршенкулова: Главное, о чем я хочу сказать, что я на своей работе никогда не сталкивалась с харассментом или сексизмом. Но это индивидуальная черта. Многие женщины сталкиваются. Однако, что касается меня, то я бы никогда не хотела оказаться в розовом фем-гетто только потому, что у меня есть пизда. Мне нравится агрессивная среда, она меня не оскорбляет.

Свят Павлов: Готовясь к интервью, я в одном из фем-сообществ наткнулся на горячее обсуждение твоих твитов за 2011-й год (“Мое мнение о феминистках хорошо раскрыл ансамбль Христа Спасителя в песне “В сраку ебать феминисток” — ред.). Говорят, что феминистка-то ты ненастоящая. Почему тебя не признает феминистский обком?

Залина Маршенкулова: Да, я мужерабка. Я не подавала даже заявку в феминистский обком. А насчет твитов, это давняя история. Там фейковый аккаунт выкладывал скрины моих твитов. Это мои старые прокремлевские хейтеры.

Свят Павлов: Прокремлевские хейтеры ищут твои твиты за 2011-й год?

Залина Маршенкулова: Ну а кто? Главный прикол, что они пропиарили десять моих текстов о том, как я была мизогиней и как я перестала ей быть. Никакого секрета в этом не было. Да, получается, переобувалась я семь лет.

Свят Павлов: Расскажи кратко, как ты из мизогини превратилась в феминистку.

Залина Маршенкулова: У меня есть целая серия постов на эту тему. В какой-то момент я поняла, что из всех медиа, рекламы на нас льется, что женщина — это такая мягкая, нежная приблуда для мужика, что-то вроде стиральной машинки или резиновой вагины. И это никак не совпадает с моим образом или образом моих подруг, что навело меня на мысль, что здесь что-то не так.

Часто как раз бывает позиция “я не такая, я классная, а остальные женщины тупые”. Эта позиция априори очень глупая, но многие женщины внутри себя ее придерживаются. У меня произошло очевидное прозрение, что большинство женщин не такие, как пишут на открытках “с 8-м марта”. Раз я не такая, то и все не такие. Значит проблема в пропаганде образа женщин в целом. Я пришла к пониманию, что никакой “женской логики” нет, никакого “женского мозга” нет, что уже давно доказано учеными.

Свят Павлов: Если резюмировать, то изначально ты была той самой девушкой, которая считала себя единственной классной и не такой как все. А потом ты внезапно осознала, что далеко не одна такая. Верно?

Залина Маршенкулова: Что мы все не такие.

Свят Павлов: В своем блоге ты часто пишешь про секс. Один из твоих любимых тезисов “свобода женщины начинается с ее сексуального освобождения”. Почему свобода женщины начинается с секса?

Залина Маршенкулова: Не с секса, а с ее сексуальности. Смотри, есть патриархальное гетто, а есть фемобкомовское гетто. И там, и там есть проблема с освобождением сексуальности.

Я сейчас объясню на конкретном примере, что я имею в виду под сексуальным освобождением. Что мешает в нашем патриархальном мире освободить женщине свою сексуальность?

Свят Павлов: Вообще ничего не мешает.

Залина Маршенкулова: Нет, мешает. Женщина напрямую связывает свою сексуальную жизнь с оценкой своей личности…

Свят Павлов: Как и мужчина. Как и вообще любой человек.

Залина Маршенкулова: Подожди, я тут отвечаю за женщин, а ты можешь отвечать за мужчин. Мне приходит масса писем от женщин. Я рассказываю на основе того опыта, который они мне передали. Так вот, раз женщина полностью завязывает свою личность на мужском одобрении…

Свят Павлов: Ты только что приводила в пример себя, говоря о том, что всегда наравне общалась с мужчинами и не ждала ничьего одобрения. Дело ведь не в гендере, а в личности. Твоя конструкция абсолютно эфемерна.

Залина Маршенкулова: Нет, патриархальное общественное мнение говорит женщине быть тихой, скромной и никому не давать до свадьбы. Патриархальное воспитание запирает и убивает нахрен всю сексуальность в женщине.

Свят Павлов: Я не уверен, что такая проблема вообще существует в современной России.

Залина Маршенкулова: Все соцопросы подтверждают, что это не так. Девочек до сих пор отдают в школу благородных девиц, где учат не ебаться никогда. Ты просто включаешь как раз свой внутренний фашизм. Если для тебя проблемы не существует, это не означает, что ее не существует в принципе. Вещи, о которых я говорю, не очевидны даже для многих моих читателей. Я объясняю, что женщины не должны быть ни скромными, ни тупыми, ни обслуживать бесконечно мужика.

Раз мы об этом узнали, то следующий шаг — это освобождение сексуальности. Женщина должна иметь право трахаться, когда и с кем захочет, как и мужчина. Но если мужчина будет встречаться с двумя женщинами одновременно, то про него ничего плохого не скажут. А если женщина — то сразу она шлюха. Женщина в патриархальном обществе вообще всегда шлюха: спит с двумя — она шлюха, не хочет детей — она шлюха.

Свят Павлов: Если ты говоришь о том, что воспитываешь в своих читателях личность, то наверное, нужно скорее объяснить, что настоящей личности должно быть совершенно похуй, кто и что о ней говорит. Зачем вообще с такой ерундой бороться? Допустим, есть стадо долбоебов, которые учат тебя жить. Ну, наверное, просто не стоит слушать стадо долбоебов, а жить своей собственной независимой жизнью. В чем вообще проблема?

Залина Маршенкулова: Ты опять описываешь свой идеальный мир, который только у тебя в голове и существует. Я говорю про реальную ситуацию в России, где с самой школы забивают у девочек сексуальность, забивают личность…

Свят Павлов: Это вопрос дурного воспитания и образования, который в равной степени касается как мальчиков, так и девочек. А ты приводишь совершенно частный пример из большой комплексной проблемы.

Залина Маршенкулова: Дело в том, что я женщина, и меня больше волнуют проблемы девочек. Про проблемы мальчиков я тоже пишу. Но все-таки мой канал называется “Женская власть”. В первую очередь я говорю о том, что женщина должна обрести власть над самой собой.

Свят Павлов: То есть начать наконец-то спать с кем угодно?

Залина Маршенкулова: Вот видишь, ты уже осуждаешь! У тебя нападающая позиция! Ах, как это бабы будут ебаться с кем захотят?! Попробуй задать вопрос без осуждения. Ты все не так понимаешь. Речь о самых простых вещах. Допустим, если женщину мужчина не удовлетворяет в сексе, то она должна ему об этом сказать. Это огромная проблема, реально мало кто об этом говорит. Или тем более если женщина захочет спать с двумя и более парнями, то она совершенно не обязана им или обществу это объяснять. Женщине нужно заявить всему миру, что она любит секс и будет им заниматься с кем и когда захочет. Какой смысл быть талантливой журналисткой или юристкой, если ты боишься переспать на первом свидании, чтобы про тебя не сказали, что ты шлюха?

1 из 2

Свят Павлов: Ты опять мне рассказываешь про уже давно несуществующие проблемы. Напротив, для большинства современных мужчин как раз гораздо удобнее, когда им дают на первом свидании в обход всех глупых и скучных ритуалов.

Залина Маршенкулова: Ты просто говоришь, как мужчина из прогрессивного общества. А если мы возьмем какого-нибудь жителя Челябинска, то он будет говорить совершенно по-другому.

Свят Павлов: Мужик из Челябинска будет исключительно счастлив, если ему начнут давать на первом свидании.

Залина Маршенкулова: Слушай, мне вообще не нравится постановка вопроса, что женщина дает. Это еще кто больше работает в сексе…

Свят Павлов: Это смотря, как им заниматься.

Залина Маршенкулова: Ну да. Но все равно я думаю, что женщина никому ничего не дает, а занимается любовью по обоюдному согласию. Мы берем, что мы хотим. И я совсем не хочу, чтобы женщины управляли миром мышцами влагалища.

Свят Павлов: Помимо мышц влагалища, у женщин в современном, как ты утверждаешь, патриархальном российском обществе масса законодательных привилегий по целому ряду пунктов: служба в армии, пенсионный возраст, поблажки в уголовном праве. Я правильно понимаю, что ты выступаешь за полное юридическое равноправие женщин и мужчин и отмену всех привилегий?

Залина Маршенкулова: Привилегии — это темная дорожка, которая плохо заканчивается. Это хороший вопрос. Меня недавно как раз спрашивали, почему феминизм так плохо приживается в России…

Свят Павлов: Потому что самые популярные российские феминистки рассказывают охуительные истории про то, как они неделю не моются, растирают сперму по животику и идут гулять (речь идет о Никсель Пиксель — ред.). Любой нормальный человек понимает, что перед ним ебанутая, потому феминизм и не приживается. Так привилегии или права?

Залина Маршенкулова: А вот мы опять возвращаемся назад к освобождению сексуальности.

Свят Павлов: Неделю не мыться — это освобождение сексуальности?

Залина Маршенкулова: Нет. Эта тема не должна быть табуирована. Просто Ника освободила свою сексуальность. Ты считаешь, что глупо про такое рассказывать, а я считаю, что такие вещи можно и нужно рассказывать, потому что это снимает табу с темы секса.

Свят Павлов: Это все прекрасно. Просто когда потом этот же человек на серьезных щах начинает рассказывать о правах женщин, то ее вообще никто не будет слушать. Все-таки ты за отмену привилегий? Зачем нашим женщинам феминизм и освобождение сексуальности, когда у них и так масса привилегий?

Залина Маршенкулова: Мне не нравится слово “отмена”. Я за пересмотр всего законодательства. Мы же начали с пересмотра 282-й статьи и выяснили, что и она не нравится нам. То есть это совершенно другой вопрос. Мне кажется, что он вне гендера лежит.

Анна Шпенова, единственная в России женщина, занятая в тушении пожаров

Но я за то, чтобы отменить список запрещенных для женщин профессий. Это абсолютный рудимент. А главное — это вредит экономике. Вообще, когда женщин не пускают работать там, где они хотят работать, это вред экономике прежде всего. Списка запрещенных профессий существовать не должно.

Свят Павлов: Как ты относишься к так называемой “позитивной дискриминации”?

Залина Маршенкулова: Вот только что говорила, что я не хочу в гетто с розовыми стенами. Не хочу. Я не хочу, чтобы банкиры с “Уолл-стрит” боялись со мной обедать. Я не хочу, чтобы мужики, с которыми занимаюсь бизнесом, боялись оставаться со мной в комнате. Это вот она и есть.

Свят Павлов: А если говорить о предоставлении квот женщинам в органах власти?

Залина Маршенкулова: Я считаю, что это очень спорная и болезненная тема. В качестве идеи это все очень неплохо звучит, но если мы посмотрим на реализацию, то реализовано ужасно. Я не могу сказать, что эта идея мне нравится, но и не могу сказать, что не нравится. Я вижу, что решение этой проблемы должно быть иное. Не в виде квотирования. Например, места для людей из бедных семей в университете. Как идея это работает, как реализация не работает, потому что эти места отбирают блатные дети чаще всего. Вот это проблема, она системная. Опять проблема идей и реализации. То же самое с квотами. Мы можем ввести такую идею с квотами, но тогда, возможно, человек, более квалифицированный, другого пола не получит эту вакансию, потому что по квоте там будет сидеть другой человек. Должно быть больше возможностей. Грубо говоря, если я дам тебе рыбу, то ты поешь один день, а если я дам тебе удочку, то ты наловишь рыбы. Я хочу, чтобы людям дали удочку, чтобы они дальше сами ловили рыбу столько, сколько им надо, а не дать им рыбу один раз или два и забыть об этом.

Свят Павлов: Одна из самых популярных претензий к российскому феминизму — почему он занимается какой-то откровенной фигней? Например, у нас есть откровенная дичь — женское обрезание на Северном Кавказе. Но феминистки предпочитают обсуждать сперму на животике.

Залина Маршенкулова: Это опять же тебе так только кажется. Об этой проблеме еще как орут. Я знаю феминисток, которые ездят на Кавказ и работают там в центрах помощи женщинам, пострадавшим от насилия. Я об этом центре в своем канале постоянно пишу. Так работает медиапространство. У той же Ники есть куча классных видеороликов, где она рассказывает про ту же сексуальность, вообще про феминизм, но вы все мне цитируете про размазывание спермы. Я вот помню ее совершенно другие ролики. Так работает мозг человека — он запоминает какую-то хрень.

Свят Павлов: Хорошо, если так. Ты часто пишешь в своем блоге, что женщина должна быть центром вселенной.

Залина Маршенкулова: Я считаю, что да, потому что я так делаю.

Свят Павлов: А что в хорошего в эгоцентризме?

Залина Маршенкулова: А что в нем плохого?

Свят Павлов: Ну это просто не самая разумная позиция.

Залина Маршенкулова: Ты не совсем так это понимаешь. Это не в том значении, что я вся такая охуенная, вы мне все должны. Это не так. Смысл в том, что женщина никому ничего не должна, но и ей никто не должен. Многие еще говорят, что у меня комфортный феминизм, а он как раз некомфортный, потому что я не предлагаю искать внешнего врага — я предлагаю искать врага внутри себя. Это некомфортный феминизм. Когда твоя позиция построена на том, что мир плохой, то это гораздо легче, чем когда ты понимаешь, что это с тобой что-то не так. Я думаю, что человек должен думать, как себя обслужить, а не какого-то мужика.

Свят Павлов: То есть мир вокруг тебя не вертится?

Залина Маршенкулова: Если ты хочешь, чтобы он вокруг тебя вертелся, сделай так, чтобы он завертелся. На самом деле я просто предлагаю всем посылать друг друга нахуй, а не сажать по 282-й статье. Мне кажется, это гораздо разумнее. Я послал нахуй тебя, ты послал нахуй меня, и мы отлично провели время.

Свят Павлов: Вот с этим я пожалуй соглашусь. Блиц. Три лучших правителя в истории России?

Залина Маршенкулова: Екатерина II, конечно.

Свят Павлов: Потому что она женщина?

Залина Маршенкулова: Нет, потому что это реально был расцвет России — ее правление. Это официально. Можешь спросить у любого историка. Наверное, Петр I, он сделал больше хорошего, чем плохого. И Борис Ельцин. Я считаю, что это свобода.

Свят Павлов: Симона де Бовуар или Мадонна?

Залина Маршенкулова: Симона де Бовуар.

Свят Павлов: Какую книгу должна прочитать каждая русская женщина? Одну.

Залина Маршенкулова: Вот это, кстати, тоже большая проблема с книгами, потому что почти все книги написаны по принципу “все вы киски”. И кстати, даже вся русская литература. Пожалуй, кроме Достоевского, нормальный образ женщины мало у кого.

Свят Павлов: У Леонида Андреева в рассказе “Бездна”.

Залина Маршенкулова: Кстати, Андреев — мой любимый писатель. Да, можно прочитать все книги моего любимого писателя.

Свят Павлов: Новодворская или Никсель Пиксель?

Залина Маршенкулова: Новодворская.

Свят Павлов: Оказавшись перед Генрихом VIII, что бы ты ему сказала?

Залина Маршенкулова: Не знаю, я что-то не помню его.

Свят Павлов: Это тот самый чувак, который перманентно убивал своих жен. Английский король.

Залина Маршенкулова: Я бы ему сказала: “Ой все. Я обиделась”.