Львы и львицы

Венецианский кинофестиваль завершился абсолютным и бескомпромиссным триумфом феминизма. «Золотого льва» получила француженка Одри Диван за драму «Событие», «Серебряного льва» за режиссуру отдали новозеландке Джейн Кэмпион за вестерн «Власть пса» с Бенедиктом Камбербэтчем в образе глубокомысленного, но крайне неопрятного ковбоя. Награду за сценарий увезла Мэгги Джилленхол, которая сняла дебютный фильм «Пропавшая дочь», лучшей актрисой стала Пенелопа Крус, сыгравшая в «Параллельных матерях» Педро Альмодовара. От председателя жюри, режиссера «Паразитов» Пон Джун Хо критики ждали радикальных решений, но раздача наград на деле оказалась политически правильной и откровенно скучной.

Диван, над чьей фамилией уже пошутил весь Рунет, сняла чуть ли не боди-хоррор о праве женщины на аборт. Ее героиня живет во Франции середины прошлого века. Она хочет учиться, строить карьеру и постоянно заниматься сексом, но с последним возникают проблемы — случайная беременность ставит ее будущее под удар. Закон запрещает избавиться от нежелательного плода, а поднимать эту тему нельзя даже в компании самых близких подруг, поскольку всем грозит уголовка.

Следующие полтора часа зрителям предстоит пережить два нелегальных и очень натуралистично показанных аборта. Фильм задумывался как важное высказывание на тему женской доли, но до настоящего фестивального откровения явно не дотянул. И это касается почти всех лауреатов – бывало и бодрее. При этом в программе встречались по-настоящему интересные картины. Правда, вновь о женщинах. Например, сумрачный фэнтези-триллер с отличной музыкой «Мона Лиза и кровавая луна» про сбежавшую из психлечебницы девушку с необычными способностями. В нем Кейт Хадсон крайне убедительно сыграла роль стриптизерши. Не менее любопытным представляется итальянский супергеройский блокбастер «Фрики на свободе» о цирковых артистах (тоже со сверхспособностями), оставшихся без работы в разгар Второй мировой войны.

Вне конкурса показали «Прошлой ночью в Сохо» Эдгара Райта, который из симпатичного мюзикла внезапно становится практически фильмом ужасов, а также масштабное историческое полотно «Последняя дуэль» Ридли Скотта. Как вы уже догадались, во всех этих картинах женщины мстили, убивали, спасали, отстаивали себя и других на протяжении всего фестиваля. Места другим темам в Венеции просто не нашлось.

Если говорить про фестивальную жизнь, то пандемия внесла свои коррективы: шахматная рассадка, маски в помещениях, измерение температуры. Из самого неприятного – сдача теста на коронавирус каждые два дня для не привитых или привитых не признанной ЕС вакциной. Легкое щекотание гланд, которое в России называют ПЦР, здесь превратилось в изощренную средневековую пытку с засовыванием палки в нос на предельную глубину. Зато результат выдавали через 10 минут.

Проблемы возникли и с новой системой онлайн-бронирования, которая, конечно, работала безупречно, но не давала журналистам ни секунды на раздумья. Брать билеты надо было здесь и сейчас, начиная с шести утра, чтобы не упустить единственный шанс попасть на самые ожидаемые фильмы. Порой вместо кино я смотрела на море или на коллег, пока самым быстрым и везучим показывали «Спенсер» или «Дюну».
При этом кинозвезд в этом году отгородили от простых смертных высоченным забором, поэтому ловить Тимоти Шаламе юным фанаткам приходилось на причале. Подобные щенячьи визги довелось услышать разве что Ане Тейлор-Джой, чью машину поклонники перед красной дорожкой облепили со всех сторон, словно мухи.

Из осенней Москвы, конечно, все фестивальные тяготы и лишения кажутся смешными. В конце концов, нам довелось увидеть по-настоящему великий фильм «Закат» Мишеля Франко, в котором Тим Рот просто пьет пиво в Акапулько. Наверное, это и было главным откровением всего фестиваля.