“Снова здарова. Мое тело едят клетки лимфомы”, — с таких строк начинается самый жуткий и пронзительный альбом этого года “Nigredo”. В нем последний герой русского рэп-андеграунда Саша Скул подробно задокументировал свою борьбу с раком. Треки записывались в перерывах между химиотерапиями, по сути на пит-стопах между очередными кругами натурального ада. Остается лишь позавидовать силе духа Скула, рискнувшего предельно честно и открыто рассказать о своей борьбе.

Nigredo — это алхимический термин, обозначающий полное разложение или первый этап создания философского камня из однородной черной массы. Считалось, что из этой черной массы можно создать эликсир жизни. За ним следовали следующие стадии создания философского камня: альбедо (получение серебра), цитринитас (превращение серебра в золото) и рубедо (красная масса, великий эликсир).

Отсылки к алхимическим практикам в альбоме Скула представляют своеобразную метафору жизни исполнителя. Сейчас он находится на первой стадии (nigredo), растворяясь в казалось бы беспросветной темноте. Однако, это лишь необходимый этап на пути создания чего-то важного, великого и вечного. Nigredo нужно просто преодолеть и получить свой эликсир, ведь любая тьма несет в себе частичку света. На этот свет и идет лирический герой альбома, идет в надежде на перерождение и новую прекрасную жизнь.

Альбом Скула по сути представляет собой монолог на пороге вечности, когда уже бессмысленно вглядываться в бездну, потому что она и так уже внутри тебя. Что за порогом, никому из смертных не дано узнать. Как говорилось у классика, может быть и ебля с пляской, а может быть и ничего. Каждый следующий трек альбома — это своеобразный шаг на пути к вечности, а по мере прослушивания можно прочувствовать как на шее затягивается метафизическая петля. Что остается делать в такой ситуации? Лишь честно вести свой репортаж и надеятся, что он не станет последним.

Я убежден, что альбом Nigredo уверенно войдет в историю русского рэпа. И дело не только в обстоятельствах его записи, но и в исключительно честном и глубоком повествовании. “Nigredo” наполнен совершенно фаустовской эстетикой и мог бы послужить отличным саундтреком, скажем, к финальной сцене сокуровского фильма. Ну или лечь в основу нового жанра. Например, метамодернистской документалистики. Что было бы, конечно, круто, но не столь важно, как жизнь и здоровье самого исполнителя. Саша Скул должен обязательно выздороветь и получить свой философский камень. Лично я в это верю. Поверьте и вы.