Нуар и феминизм

Отсмотрели редакцией первую (и для нас последнюю) серию феминистского нуара Богомолова «Хороший человек». В основу минисериала легла история ангарского маньяка Михаила Попкова — бывшего мента и активного борца за права женщин. Несложно догадаться, что богомоловское прочтение не имеет ничего общего с реальной историей, но это далеко не единственная проблема фильма.

Согласно фабуле, в маленьком провинциальном городке участились пропажи девушек. Об этом снял ролик похожий на Оксимирона местный блогер Яков, что сподвигло московских генералов отправить в город похмельную бабу-следака с внешностью вышедшей в тираж фотомодели Евгению Ключевскую (Юлия Снигирь).

У следака Евгении все в жизни дурно: уголовник-отец недавно откинулся с зоны, а бывший любовник-куколд никак от неё не отвяжется. Более того, Евгению ещё и преследуют унылые флешбеки из детства. В общем совсем одолел бабу патриархат, так что она предпочитает бухать, ходить с постным ебалом и общаться с окружающим миром трагическим полушепотом.

Смазливый антагонист (Никита Ефремов) под стать главной героине. Мента-маньяка (об этом мы узнаем в первой же серии) тоже преследуют мутные флешбеки, и он также предпочитает трагический полушепот как основную форму коммуникации. При этом богомоловский серийный убийца скорее похож на вялого московского бдсмщика, чем на ангарского зверя-женоненавистника.

Два центральных персонажа слеплены Богомоловым из одного материала. Вероятно, из какого-то особенного вида пластмассы. Маньяк не вызывает ни благоговейного ужаса (Ганнибал Лектор), ни гигиенического омерзения (капитан Журов). Просто парень угорает по лёгкому БДСМ, чего такого. Впрочем, главная героиня вызывает ещё меньше эмоций.

Ну и по сложившейся для российского кино традиции рельсы драматургии не просто проржавели, но и никуда не ведут вовсе. Сцены не работают на развитие персонажей, хронология повествования скомкана обилием нелепых флешбеков, а сам конфликт выглядит настолько вымученным, что за ним просто неинтересно наблюдать.

В общем первый в России феминистский нуар не задался, а Михаил Попков продолжает слать нам игривые улыбки из «Чёрного дельфина».