По кличке Шарабан

Известно, что отношение барона Унгерна к женщинам было в целом индифферентным. «Самодержца пустыни» куда больше занимали вопросы духа, чем мир плоти. Даже громкая женитьба на китайской принцессе была сугубо политическим жестом. И все же к некоторым категориям женщин барон относился достаточно радикально и совсем не стеснялся в выражениях.

У старшего соратника Унгерна атамана Семенова был скандальный роман с некой Машей по кличке Шарабан. Маша была певичкой и проституткой самого мутного (предположительно еврейского) происхождения. Семенов обожал свою Машку, дарил ей роскошные подарки и брал с собой на самые важные мероприятия.

Поначалу Унгерн снисходительно относился к романтическому увлечению друга. Так, подаренную атаманом белую кобылу он назвал Машкой. Кобыла Машка честно прослужила Унгерну до самого красного плена. А вот отношения с зазнобой Семенова вскоре не заладились.

Во многом дело было в том, что атаманша начала активно вмешиваться в политику, брать взятки и в целом вести себя как обычная проститутка, дорвавшаяся до власти (кем она и являлась). Конечно, подобное поведение не могло не раздражать барона-идеалиста. Известен случай, когда Семенов вместе с любовницей хотел нанести визит Унгерну в его владения в Даурии. Барон отправил навстречу гонца со следующим сообщением: «С Машкой-блядью не приезжай. Приедешь, ее прикажу выпороть, а тебя выгоню». Семенову ничего не оставалось, как оставить свою атаманшу где-то по дороге.

Однако настоящим шедевром эпистолярного жанра стоит признать телеграму Унгерна, адресованную Семенову. Барон искренне возмутился тому, что атаман отказался признавать власть Колчака, и написал следующее: «Удивляюсь твоей глупости. Что ты — о двух головах что ли? Очевидно, что ты только ебешь Машку и ни о чем не думаешь».

Судьбы Унгерна и Семенова всем хорошо известны, а вот история Машки вышла куда более запутанной. Вскоре атаман нашел новую любовь и отправил Машку в отставку. Говорили, что в качестве неустойки Семенов выдал бывшей несколько слитков чистого золота. Впоследствии Машка всплыла уже в Париже, где якобы открыла собственный кабак, а потом и вовсе вышла замуж за князя Нахичеванского. Считается, что тело Машки покоится на христианском кладбище в Каире, но почему-то под чужой фамилией. Правда, и это не точно.

В общем берегитесь таких машек и думайте головой, чтобы не расплачиваться потом слитками золота. Послушайте барона, Унгерн был кем угодно, но совсем не дураком.