Прощай, Пистон!

Верховный суд России запретил уголовную субкультуру АУЕ («Арестантское уголовное единство» или «Арестантский уклад един»). Теперь ауешники официального признаны “экстремистским движением”, за участие в котором предусмотрен тюремный срок. Другими словами, сторонников уголовного образа жизни в России предлагают лечить тюрьмой.

Параллельно в Госдуму внесли законопроект о досудебной блокировке сайтов, “пропагандирующих криминальную субкультуру”. При этом, как пояснили в Совфеде, запрет не коснется шансона (он же блатняк). Что именно пропагандирует шансон, российские законотворцы не пояснили. Видимо, крепкую мужскую любовь.

Мы как известные любители контркультуры и кропотливые исследователи дна русской жизни просто не можем пройти мимо этой замечательной инициативы. Набросаем нескольких узловых тезисов, ну или если хотите тейков.

1) Мы не испытываем ни малейшей симпатии к тюремной культуре. Более того, мы искренне убеждены, что вони лагерного барака не место в храме великой русской культуры. Тем не менее, ее наличие говорит о глубинных внутренних проблемах нашего общества, как дым говорит о наличии огня. Но когда нужно тушить пожар, наше государство нам предлагает запретить дым.

2) Уровень дадаистской абсурдности АУЕ-запрета мог бы поразить даже Тристана Тцара. Наверное, впервые в новейшей российской истории запрещают целую субкультуру. Однако, как известно, чтобы разбить старые скрижали ценностей, нужно написать новые. Какие ценности предлагает страна РФ взамен блатным? Думаем, точного ответа на этот вопрос не дадут ни в Верховного суде, ни в Госдуме.

3) Что вообще понимает российское государство под АУЕ-культурой? Законопроект дает следующую дефиницию: “Криминальная субкультура — система принципов, взглядов, образа жизни и норм поведения, разделяемых группой лиц, неформально объединяющихся в целях популяризации и продвижения уголовных традиций, атрибутики уголовного мира, проявления нетерпимости к законопослушному поведению и оправдания преступного поведения”.

Полагаем, что под “оправданием преступного поведения” может вполне сойти, скажем, призыв на оппозиционный митинг. Другими словами, российские правоохранительные органы получат очередной репрессивный инструмент в свою фукианскую коллекцию надзора и наказания.

4) Не менее очевидно, что у популярности тюремного образа жизни есть вполне понятные истоки. Главным, образом они берут начало в правовом нигилизме нашего общества, где в святость и нерушимость закона слабо верят даже те, кто его пишет. Потому вполне естественно, что рано или поздно вместо закона приходят другие порядки. Ведь любому обществу нужны правила, и если государство неспособно их соблюдать, то вопросы, скорее к государству, чем к обществу.

Особенно, это касается молодых и даже юных людей, острее всего чувствующих любую неправду и лицемерие. Потому совсем неудивительно, что они начинают искать справедливости на улицах, а не в судах.

5) Ну и мы действительно лучше бы нахуй запретили блатняк. Ну или хотя бы не открывали перед ним двери Кремлевского дворца.

P.S. На фото герой фильма “Беспредел” Пистон, запрещен в Российской Федерации.