Сегодня с нами подо льдом легенда русского рэп-андерграунда, бывший участник группы «Бухенвальд Флава» и просто веселый скинхэд Саша Скул. Автор проекта «Под лед» Свят Павлов встретился с культовым исполнителем на лавочке в одном из спальных районов древней столицы, пройдя впоследствии все основные локации русского духа: лавочка, кабак, подъезд и березовая роща. О рэпе, «Версусе», скинах, последовательном ельцинизме и высокой литературе читайте в самом неожиданном интервью проекта «Под лед».

НА ЛАВОЧКЕ

Свят Павлов: Привет, Саша, спасибо, что нашел время для нашего скромного издания. Ты каноничный представитель русского рэп-андерграунда. Скажи, что для тебя значит быть в «подземке» и кого ты из андерграундных исполнителей сам котируешь?

Саша Скул: Серьезное начало. Ну вот, вчера я слушал Бабангиду, например. У него там строчки охуенно юморные: Оксимирон в текстах сплошной, как скоро обкакается мудак. Быть в «подземке» значит сосать хуй без финансовой отдачи от творчества, зато твердо стоя на своей позиции, видимо, раком позиция.

Свят Павлов: А кого еще котируешь, помимо Бабангиды?

Саша Скул: «Коба Чок» (первая группа Саши Скула – ред.) котирую. А так я вообще не слушаю этот рэп ебаный.

Свят Павлов: Насколько я понимаю, «новую школу» рэпа ты тоже хейтишь? Ну там Pharaoh, Face?

Саша Скул: Они ж уебки (смеется). Они уебки!

Свят Павлов: Как ты объяснишь нынешнюю популярность «новой школы» в России?

Саша Скул: Ну потому что в нашей стране много долбоебов. Молодых долбоебов, старых. Какой вон срок у Путина? Четвертый? Вот тебе и ответ.

Свят Павлов: То есть юные слушатели в России, на твой взгляд, не очень развитые и разборчивые?

Саша Скул: Ну музло же для разных целей слушают. Хотя я вот охуел от последнего альбома Луперкаля. Включил в метро, хотя на самом деле такую музыку нужно дома слушать. Лежать, втыкать и слушать. Вот такого формата музыка, комнатная, мне нравится.

Свят Павлов: Говоря о баттл-рэпе, ты в 2014 году участвовал на «Версусе»…

Саша Скул: Я даже ни разу не смотрел «Версус» до этого. Вот свой видос потом видел, да.

Свят Павлов: Расскажи, как и зачем ты оказался на «Версусе»?

Саша Скул: Просто сняли заявку и отправили. Ресторатор (организатор «Версуса» Александр Тимарцев – ред.) говорил, что хорошо все получилось, сравнительно. Сперва Рестор вроде хотел сделать баттл меня против Паши Техника».

Но это хуйня бы была, что нам там вдвоем стоять с «Ягуаром» и показывать пиписьки? Подобрали другого (John Rai – ред.).

Свят Павлов: А почему ты читал на баттле с листка, это демонстрация своей позиции по поводу баттлов или просто текст не выучил?

Саша Скул: Я планировал выучить текст в поезде, в сидячке. А мы ехали с Димой Добриком (олигарх и друг Саши Скула – ред.) с расчетом 14 бутылок пива на человека. Ну а потом, как в Питер приехали, нас вписали к «ловцам педофилов». Затем была «клюковка», «страйки», пошли в СБГ (фанатский бар «Зенита» — ред.) и заснули там под барной стойкой. В итоге просыпаемся в разных частях Питера. Никто не знает ни телефона «Ресторатора», ни куда ехать. В итоге нашли это место, а туда детей на «геликах» подвозят. Ну мы ничего такие, постояли с “черным русским” под дождичком, тоже зашли. Вообще ведь «Версус» начинался чуть ли не во дворах, а сейчас Рестор раскрутился, телепередача не хуже «Дома-2».

Свят Павлов: Если бы ты выучил текст, то победил бы своего оппонента, как считаешь? Во всяком случае текст у тебя довольно смешной вышел.

Саша Скул: Да похуй вообще. Это же всего лишь рэп-конкурс. А какой с меня рэп-конкурсант? Знаешь, что я с этого поднял? Хуй! Денег вообще ни сколько, ни рубля. Ты знаешь, я вообще раньше думал, что многие рэперы сами платят, чтобы на их концерты ходили. Ну кому эта хуйня может быть нужна. Года до 15-го так реально думал. Потому и на «Версусе» ни о каких деньгах спрашивать мне в голову не приходило, мы даже за свои шекели дорогу оплачивали.

Свят Павлов: После «Версуса» тебя стали чаще узнавать на улице?

Саша Скул: Ну так слушай. Мы пошли с Сашей Хвойным (андерграундный рэпер, коллега Скула – ред.) в «Чебуречную» на «Белорусской», «Чебуречная №1» что ли. Ну и стоит там тип, короче, видно, что он гей. Тогда еще барбершопов не было, а он как будто только из барбершопа. Да, и еще стоит такой с телохранителем. И, хуяк, узнает меня как типа с «Ютуба». Ну и такой к нам подходит, говорит: «О, ты же чувак с «Ютуба». У меня папа открыл салон красоты, тут рядом находится. Может посидим там, выпьем, у меня вискарь есть». Я говорю «нет». Саша Хвойный — «да». Решил продать друга за бутылку «Вильям Лоусон», пидор. Но там все нормально обошлось, без интима.

Свят Павлов: А до «Версуса» тебя на улице не узнавали?

Саша Скул: Узнавали, всегда налить пытались.

Свят Павлов: Не заебывало, когда подходили, просили сфоткаться?

Саша Скул: Заебывало, я даже нападал на них (смеется). Один такой пидор из нового поколения «сфоткаться, сфоткаться». Я такой ему: «Еще раз скажешь «сфоткаться», я ебало тебе разобью».

Свят Павлов: Не могу обойти стороной главный баттл Всея Руси Слава КПСС против Оксимирона.

При всем твоем негативном отношении к баттл-культуре и самому Оксимирону, как тебе этот баттл? Разве он не был объективно пиздатым?

Саша Скул: Я вообще не понимал, как эту хуйню смотреть. Промотал в конец, до последнего хотел, чтобы Оксимирон выиграл. Да, Гнойный гондон же. Я помню как-то давно был баттл, он (Гнойный – ред.) тоже там участвовал, под псевдонимом Слава КПСС. Ну я за него вроде даже голосовал, просто второй претендент на победу — Мартин Иден весь баттл на меня выебывался, гондон.

Свят Павлов: А что за баттл был?

Саша Скул: Да какого-то паблика ебаного, я уже не помню. Вот тогда я запомнил этого пидораса. Я сразу подумал, что он хочет быть мной, нахуй. Ну как только у Гнойного была реальная возможность на всю страну показать оранжевую серию (книжная серия издательства АСТ «Альтернатива», представляющая контркультурных авторов и характерная своей яркой оранжевой обложкой – ред.), сделать реальную контркультуру по «Тропику Рака» (центральное произведение Генри Миллера – ред.), он сделал какую-то поеботу из мемчиков. Все проебал Гнойный, мудак ебаный. Делает какую-то хуйню для детей.

Свят Павлов: В 2016 году ты пришел на баттл-площадку «Слово Москва» и устроил там драку. Что вообще произошло и кто такой Юра Мухомор?

Саша Скул: Так это был баттл с Дмитрием Энтео (известный православный активист – ред.).

С нами был пацык, Юра Мухомор. Ему вроде 14 лет было. Ну так вот, Юру побили. Тогда вообще прикольная атмосфера была. Мы пили кагор, курили. Народ кричал «Христос воскресе, воистину воскресе». Потом зародышей абортированных раскидывали. Ну я в общем вылез на сцену, забрал микрофон и говорю: «Кто отпиздил Мухомора?». Ну там в итоге какие-то ебаные бородатые школьники откликнулись. Лещей от нас получили. Стали нам потом уже угрожать мусарней. А мы в итоге сделали Мухомору настоящее сотрясение. Сказали, что он сам на вас напишет заяву, и они отъебались. Дети такие ушлые пошли.

Свят Павлов: А сколько они просили у вас за побои?

Саша Скул: Вымогали 70 тысяч. Ну а мы Юре Мухомору нанесли побои, сняли их. Просто у этих мудаков были гематомы, а у Юры нихуя.

Свят Павлов: Расскажи, как ты вообще с Энтео познакомился?

Cаша Скул: Да один товарищ мой был с ним знаком. Энтео тогда как раз начал вызывать всех подряд на «Версус». Ну откликнулся я. Энтео пригласил нас к себе домой, достал пафосный вискарь. Мы тогда нахуярились вообще как свиньи. И это стало доброй традицией. Энтео – один из любимейших собеседников.

Свят Павлов: И потом у вас с Энтео был баттл…

Саша Скул: Баттла как такого не было. Мы нахуярились, дали пизды этим гусям, Женя Кот все ведущему Джеку Воробью порывался сунуть в быч. Я просто ходил пьяный и оскорблял зрительский зал в микрофон.

Свят Павлов: Сейчас вы с Энтео поддерживаете отношения?

Саша Скул: Конечно.

Свят Павлов: Как ты относишься к тем переменам, что с Энтео произошли за последнее время? Сейчас он встречается с экс-участницей Pussy Riot и занимается совершенно другими вещами. Твое отношение к нему не поменялось?

Саша Скул: Охуенно, патриархат и феминизм, танец льда и пламени. Вообще с Энтео тебе надо пообщаться. Это настоящая русская интеллигенция, как она должна быть. За Дмитрия Энтео я бы проголосовал.

Свят Павлов: Давай поговорим непосредственно о твоем творчестве, о «Бухенвальд Флава» и твоих сольных проектах. Расскажи, как появился на свет главный хит «Бухенвальд Флава» «Кто не сидел – тот не русский»?

Саша Скул: Мы сидели в корейском ресторане и пили водку со змеей, ну один товарищ сказал «кто не сидел – тот не русский». Потом решили сделать трек и клип. Он как раз наложился на волну “хайпа” так называемого после «Версуса».

Свят Павлов: Откуда такое количество дизлайков под видео?

Саша Скул: У меня под всеми видео дохуя дизлайков.

Свят Павлов: И с чем ты это связываешь?

Саша Скул: По ходу у меня с рэпом как-то не очень.

Свят Павлов: Мне кажется клип «Кто не сидел – тот не русский» посмотрели вообще все, даже люди, которые совсем незнакомы с твоим творчеством. Какая самая неожиданная реакция прилетала?

Саша Скул: Какие-то гопники из Петербурга хотели пробить наши контакты. Мол, нихуя мы людей таких задели, Япончика, Деда Хасана (известные криминальные авторитеты – ред.). Да чего эти люди могут предъявить? Фоткаются с пневматическим пистолетом. Просто ебанутые люди, живут в нищей коммуналке, у них там какие-то ауе-знакомства (Арестантский уклад един – девиз российских школьников и уголовников – ред.). Это такая ролевая игра, они как эти все эльфоебы, только гопники.

Свят Павлов: Слушай, а что за девушки у вас в клипе снялись?

Почему спрашиваю, просто в большинстве субкультурных компаний девки стремные. А у вас вполне симпатичные, мне это показалось неестественным.

Саша Скул: Ну там моя баба снялась. Которую я, по сюжету клипа, бил. А вторая – хуй знает. Да-да, ты правильно заметил, субкультурные бабы стремные. Нормальная баба не пойдет в субкультуру. Нормальная баба ебыря не в ньюбэлансах, а на БМВ найдет. Хорошее замечание, вставь это в интервью.

Свят Павлов: Первый альбом «Бухенвальд Флава» называется «Мой друг Гитлер» (23 мая 2018 года было возбуждено уголовное дело по части первой статьи 282 УК РФ из-за публикации одного из пользователей Вконтакте на своей странице клипа на песню «Мой друг Гитлер», находящуюся с 21 декабря 2017 года в федеральном списке экстремистских материалов — ред.). Я правильно понимаю, что это аллюзия на пьесу японского писателя Юкио Мисимы?

Саша Скул: Да, так и есть. Но там все было гораздо проще. В городе торговцы рэп-одеждой делали фестиваль рэпа. Мы с Димой Гусевым (второй участник группы «Бухенвальд Флава» — ред.) тогда еще футбольными хулиганами были, решили, давай ебнем провокационную песню. Потраллим всех рэперков сельских. Ну у нас тогда максимализм, борьба была в голове еще, наверное, отчасти. Решили нахуевертить всего в тексте. Тогда время такое было, революция под «Блейзером» и «Виноградным днем».

Свят Павлов: В самой пьесе, как в общем-то и в реальной истории, Гитлер предает своего друга-штурмовика Рема за политические дивиденды. Ты согласен с тем, что Гитлер хуевый друг?

Саша Скул: Я тогда так глубоко не думал. Но альбом получился охуительным. Одна обложка чего стоит.

Свят Павлов: Концерты «Бухенвальда Флавы» в силу субкультурной специфики как самой группы, так и ее фанатов, нередко заканчивались массовыми побоищами то с антифашистами, то со скинхедами каких-то других взглядов. Расскажи о самых ярких эпизодах.

Саша Скул: Тогда времена начались уже ебанутые (начало десятых – ред.). УБОПники постоянно молодежь пасли, начали закрывать народ. Например, на концерте в Новосибе мусора прямо с автоматами заявились и положили концерт, ну там и публика посерьезнее собиралась. В клубе в Питере было дохуя мрачных историй. Концерт еще не успел начаться, а поножовщина уже началась. Постреловщина началась тоже.

Свят Павлов: А вас кто пытался накрыть, антифа?

Саша Скул: Это не для интервью.

Свят Павлов: Под твоими треками или клипами в интернете часто люди пишут угрозы. Понятно, что зачастую речь идет о школьниках с незрелыми мозгами, но все же, были случаи, когда тебе лично обещали дать пизды за твои треки и реально пытались дать?

Саша Скул: Может у меня самого мозги незрелые. Луперкаль сказал, что мне 21, «люди мудреют с годами, а тебе по-прежнему 21» (Саше Скулу 29 лет – ред.) Был год, когда мне угрожали как никогда, ну прям из рога изобилия и с реальными перспективами. Ну то есть на уровне, когда действительно могут ебнуть. И вот, что я понял. Когда тебя реально хотят ебнуть, то хуй кто тебя будет об этом предупреждать. А это все пиздоболы.

Свят Павлов: То есть на улице тебе ни разу никто не предъявлял за тексты?

Саша Скул: Да нет, наоборот позитивно относятся. Я же типа такой юродивый. Как Пахом.

Свят Павлов: Я прослушал твой последний сольный альбом «1989», и он вообще мало перекликается с твоим предыдущим творчеством? С чем ты это связываешь?

Обложка альбома «1989»

Саша Скул: Сколько можно об одном и том же петь. Лирический герой ведь меняется. А когда не меняется, то уже дело случая, вот у Гамсуна это как раз хорошо, а у Ремарка плохо.

Свят Павлов: Мне «1989» показался какой-то своеобразной репликой группы «Макулатура», одна большая история внутреннего экзистенциального поражения, черная тоска и тотальная безысходность. Веселый и жизнерадостный скин Саша Скул все?

Саша Скул: Ну хуй знает. Умирать пора. У меня есть там трек «От 30 до 50», ведь реально, как напоешь, так и бывает. Я и подстраховался, накинул 20 годков себе.

Свят Павлов: У тебя на ноге набит американский писатель Чарльз Буковски. Сам Буковский любил рассказывать, что пишет книги преимущественно по ночам, за время работы он выпивал бутылку виски, потом блевал и ложился спать. Как свои тексты пишешь ты?

Саша Скул: Да, там крутая история, он так «Голливуд» написал. Свои тексты я пишу за 10 минут. Не люблю выдрачивать. Редко. Я сидел однажды на работе, бухал с дизайнершей и мандой с ресепшена. Они меня спрашивают:”Как ты придумываешь песни?”. “От сердца!” — ответил я. Ну мы над этим поугорали. Но реально вдохновение — это все хуйня. Не хочешь срать — не мучай жопу, основной творческий подход быть должен. На самом деле я никогда не садился специально писать тексты. Я мог даже челу сказать на студии, что все написал, хотя еще ничего не написано. Просто иногда есть чуйка, что сейчас что-то появится. И пока он пишет свой куплет, я нахуяриваю текст.

Свят Павлов: Новый альбом планируешь?

Саша Скул: Сейчас уже есть четыре песни. Посмотрим, к осени этого года.

Свят Павлов: Все же почему не стало «Бухенвальд Флавы», и вы разошлись с с другим лидером группы Димой Гусевым? Были ли между вами идейные противоречия?

Саша Скул: Ну у него тогда ебнул кризис среднего возраста, он повзрослел. Как у меня сейчас примерно. Восприятие музыки у него поменялось. Впизду нахуй, хорошо, что «Бухенвальд Флава» распалась, а то нас бы точно закрыли. Под чемпионат мира. Личного конфликта у меня с Димой Гусевым не было.

Свят Павлов: Поддерживаете ли вы сейчас отношения?

Саша Скул: Нет, мы в «черном списке» друг у друга. Была мысль издать EP «Бухенвальд Флавы». Только его пришлось бы потом самому слушать лет через пять. Когда из тюрьмы выпустят.

Свят Павлов: Через Диму Гусева, насколько я знаю, ты познакомился с Лехой Никоновым…

Саша Скул: Да нет, через организатора гигов познакомился. ПТВП все же не мое, я побичевее из панка люблю.

Свят Павлов: А стихи?

Саша Скул: Ненавижу, блядь, стихи. Вообще все стихи ненавижу. Это мразью надо быть конченой и лицемером, чтобы хуярить стихи. Не верю, что люди так говорят, как они пишут стихи. Единственное, мне нравится этот хуй, Андрей Родионов. «Он дрался или его били – это своеобразные месячные у него были», — заебись, метареализм.

Свят Павлов: Вообще Родионов считается одним из самых пиздатых современных поэтов в России.

Саша Скул: Ну это тоже ведь говно! Не люблю всю эту метафоричность, люблю живую речь. Как про Варвару Семеновну (имеется в виду текст «Бухенвальд Флава» «Я курю на лестничной клетке, и это ей стремно. Поберегите ебальник, Варвара Семенна» – ред.). Ну это нихуя и не стихи!

Андрей Родионов

Свят Павлов: Помимо музыки, ты еще был широко известен в определенных кругах как активный участник и рупор Yeltzin Death Brigade («Бригады смертников Ельцина»). Как сейчас дела на ниве активного ельцинизма?

Саша Скул: Под такую тему в кабак надо идти.

Свят Павлов: Пойдем, конечно.

В КАБАКЕ

Свят Павлов: Как ты оказался среди скинов Ельцина?

Саша Скул: Там был паблик в ВК, посвященный Ельцину. Потом Кирилл из «Вольницы» (движение старых футбольный фанатов, создавших впоследствии ироничный паблик «Ельцин был скином» — ред.) решил популяризировать эту тему, но сейчас уже тренд шимейл-скины, а не Ельцин. На Руси должно быть больше трансов.

Свят Павлов: Так как ты стал ассоциироваться с ельцинизмом?

Саша Скул: Я да, был медийным лицом. Это было все довольно автономно, люди списывались и встречались по интересам.

Потом YDB стали интересоваться не совсем те люди, и движение пришлось свернуть, а записи в паблике подтереть. Так что теперь все, шимейл-скины. Это конечно, не очевидно, но это роскошно. Если часть унтеров, которые начали бухать за Ельцина, начнет дрочить на порно с трансами, это будет роскошно.

Свят Павлов: Продолжая тему шимейл-скинов, с чем ты связываешь общий кризис правого движа в стране, помимо очевидного «закручивания гаек» со стороны власти. Или быть правым сейчас просто немодно, некруто и неинтересно?

Саша Скул: Законы и закручивание гаек. Нет, я уверен, что и сейчас есть отморозки, которые там друг друга режут, бьют, но, а смысл? Все, времена другие.

Свят Павлов: И какие перспективы в такой ситуации у движа? Или нет никаких перспектив?

Саша Скул: Ебать, ты меня как Гитлера спросил. У меня лично нет никакого движа, движ – это бичизм, и куча крутых людей, что до определенного момента тебя окружают, а потом настает зрелость, и кто-то умер, кто-то сидит, кто-то политбеженец, кого-то убили. Мне 30 лет скоро, у меня свое дело, так что это все перестало быть интересным. Какие впизду движи.

Свят Павлов: А на последние выборы ты ходил?

Саша Скул: Какие выборы, я же контркультурщик.

Свят Павлов: Перейдем в таком случаем в мир чистых идей. В списке любимых литераторов у тебя прямо противоположные писатели по взглядам, мировоззрению, стилю и языку…

Саша Скул: Да-да, мне уже говорили про то, что нельзя котировать одновременно Селина и Ремарка. Ну Селин просто урод такой, как этот пидорас, «Тропик Рака»…

Свят Павлов: Генри Миллер.

Саша Скул: Да, это образ такой, привлекательный. Тебе просто нравится модель поведения, особенно, когда ты читаешь это будучи пиздюком. Сейчас пиздюки, что будут читать это интервью, конечно, нас не поймут. Вообще больше всего я котирую Хемингуэя. Именно за язык, я люблю, когда пишут так, чтобы вообще ничего лишнего. У него вообще нет ни одного лишнего слова. Я вызвал такси, поехали, там в падике нужно кое-что забрать.

Свят Павлов: Поехали. Что тебе больше всего нравится у Гамсуна?

Саша Скул: «Голод», я как главный герой так целый год прожил, вечно голодным. В студенчестве это было. Гамсун все четко описал. Еще «Мистерии» у него очень крутые.

Свят Павлов: Давай перейдем к блицу…

Саша Скул: Давай лучше поедем в подъезд.

В ПОДЪЕЗДЕ

Свят Павлов: Давай тогда о веселом. У меня был знакомый скин, который говорил, что все города в России делятся на те, в которых спрашивают за шмот, и те, в которых нет. Тебя когда-нибудь спрашивали за шмот, татуировки, внешний вид?

Саша Скул: Никогда. Вообще никогда. Даже в нищанке. Я был с хуевого промышленного района, причем, обычно мы сами в угар спрашивали за шмот.

В БЕРЕЗОВОЙ РОЩЕ

Свят Павлов: Можно ли вообще за счет рэпа жить? Сколько с одного концерта ты получаешь?

Cаша Скул: За счет моего рэпа нельзя жить. У меня и концертов давно уже не было.

Свят Павлов: За счет чего ты тогда живешь?

Саша Скул: У меня небольшой бизнес. Вообще на себя нужно работать, все остальное эксплуатация, хуйня.

Свят Павлов: На оставшуюся часть жизни у тебя есть какие-то творческие планы?

Саша Скул: Чувак, реально, я заебался жить. Нихуя нет никаких планов. Я бы этот остаток жизни просто проспал. У меня изначально была планка низкая, я же из моногорода.

Свят Павлов: Ну есть же люди, которые жопу рвут в столице, все пытаются всем доказать.

Саша Скул: Да полная поебота, вернуться на денек к родным селюкам, показать нищим свой айфон, дольче габбану. Непонятно, нахуя это нужно.

Свят Павлов: Как ты считаешь, ты реализовал себя в творчестве?

Саша Скул: У меня не было такой цели.

Свят Павлов: А какая цель была?

Саша Скул: Рефлексия.

Свят Павлов: Хотел бы оставить свой след в истории русской музыки?

Cаша Скул: Не дай Бог.

Свят Павлов: Давай тогда к блицу перейдем. Кто не сидел – тот не русский?

Саша Скул: Угу.

Свят Павлов: Ельцин или Гитлер?

Саша Скул: Ельцин.

Свят Павлов: Бухло или наркотики?

Саша Скул: Хуй знает. И то, и другое.

Свят Павлов: Гнойный или Хвойный?

Саша Скул: Паша Техник.

Свят Павлов: Три лучших правителя в истории России?

Саша Скул: Ни одного.

Свят Павлов: Три лучших рэпера в истории России?

Cаша Скул: «Кирпичи», «Джейн Эйр», Децл. А, Баста еще. Только я его не слушал.

Свят Павлов: Какую книгу должен прочесть каждый русский?

Саша Скул: «Исход» Петра Силаева.

Свят Павлов: Оказавшись перед Ельциным, ты бы что ему сказал?

Саша Скул: Я его убил бы нахуй.