Cвобода

Кажется, Фихте говорил, что «весь мир — это я». Современное общество с самоубийственным упрямством следует этой концепции, заигрывая с любыми внутренними пороками и девиациями. Даже не заигрывая, а создавая из них бесконечно уродливый, но крайне агрессивный культ. 

Шпенглер учит прямо противоположному — мыслить масштабно и объемно. Вне своей личности, ее стереотипов и убеждений. Уметь выстраивать культурную иерархию. Уметь в нее встраиваться самому. Шпенглер — это не про «закат Европы», а про образ мышления. По-настоящему трезвого и свободного.

Наверное, если бы не Шпенглер мои мысли были двухмерными как византийские иконы. И я бы не мог сполна насладиться, скажем, культом Аменхотепа III или гибелью очередной цивилизации. Жизнь моя была бы пуста словно кошелек студента.

Но старина Освальд подарил мне настоящую свободу. Свободу мысли. С днем рождения, дорогой друг. И спасибо тебе за все.