Хотя Telegram и не стал первым заблокированным в России мессенджером (этой чести удостоился LINE), но, безусловно, его поспешная блокировка вызвала огромный общественный резонанс. Теперь это уже свершившийся факт, а та скорость, тот административный восторг, которые сопровождали этот процесс, явно намекают — блокировка мессенджера произошла не случайно, а с высшей санкции. Казалось бы — печальнее некуда, но и здесь можно найти хорошие стороны.

Разговоры о блокировке Telegram шли давно, но все они больше напоминали типичный новостной шум. То одни, то другие чиновники временами поднимали тему нелояльности мессенджера, которым, как оказалось, пользуются злобные террористы. Началось, кстати, всё действительно с теракта, который произошёл в питерском метро 03 апреля 2017 года. Выяснилось, что террористы использовать Telegram для координации действий. Естественно, то обстоятельство, что террористы беспрепятственно (!) приехали из солнечной Средней Азии, осталось за скобками. Дружба народов это вам не какой-нибудь телеграм-шмелеграм.

Позже было открытое письмо с обвинениями в адрес Павла Дурова, создателя VK и Telegram, как будто шла какая-то эпистолярная дискуссия между двумя мыслителями. Автор открытого письма, глава Роскомнадзора, Александр Жаров, конечно, на мыслителя совсем не тянул, но примечательна сама форма высказанных претензий.

В том же духе высказывался и одиозный Герман Клименко, советник президента по интернету, дескать, все на сотрудничество соглашаются, а вот Дуров — нет.

Но говорилось всё это едва ли не вальяжно и не вполне серьезно. Примерно так же, как недавно депутат Госдумы от партии «Единая Россия» Пётр Толстой предлагал выплёвывать зарубежные лекарства. Правда, в октябре прошлого года мессенджер был оштрафован за свою фронду, однако, всё же, до блокировки тогда еще не додумались.

Понятное дело, что аргументы, связанные с терроризмом, уже невозможно принимать на веру. И не потому, что террористы исчезли (на дальних подступах, как нам обещали), а потому, что этим благовидным предлогом можно приправить любую мерзость. И вовсе не бороться с терроризмом мешал Павел Дуров, он мешал советским рыцарям плаща и кинжала нарушать тайну частной переписки. Что до террористов… Те пользуются всеми теми же вещами, что и обычные мирные люди — от унитазов до компьютеров. Так что если бы у ФСБ был какой-то особый интерес к фаянсовым изделиями, то свободную продажу унитазов обязательно объявили бы пособничеством терроризму.

Но вернёмся к Telegram. Пока сложно подсчитать, какие потери в пользователях понёс мессенджер, но всего за несколько лет он стал настолько популярен (даже у работников СК РФ) и удобен, что нелепая блокировка мотивировала многих и многих наконец-то узнать, что такое VPN. Вообще, с обратным эффектом блокировки вышло так, что косвенные эффекты решения суда перевесили основные. Посудите сами.

Во-первых, блокировка Telegram, пусть и в тысячный раз, но зато красочно, показала, что решения суда ничего не стоят. Если надо, то неспешная процессуальная машина разгоняется покруче «Теслы». И телефонное право, ассоциируемое с Советским Союзом, никуда не делось, а всё так же и существует, как раньше. Более того, сознательная массовая готовность нарушать блокировку унижает суд и подрывает авторитет государства, которое лихорадочно пытается провести в жизнь неисполняемые решения. Представьте, что в один день какой-нибудь Урюпинский районный суд по звонку из Кремля запрещает вам дышать. Что это будет означать? Правильно — суды и гроша ломанного не стоят, а у товарища майора потекла крыша. И в 2018 году покушение на право пользования софтом (а в случае с Telegram — безвредным, всемирно популярным и разработанным русским) и средствами общения — это как раз тот случай, когда потекла крыша.

Во-вторых, как уже было замечено, блокировка многократно популяризовала VPN. Борьба с VPN началась ещё с прошлого года, но проходит она точно так же, как и с мессенджером — неэффективно, нелепо и унизительно для авторитета государства. Раньше о VPN вспоминали разве что при необходимости скачать фильм, теперь же это станет обычной повсеместной практикой. Как если бы советская уборщица (в синем рабочем халате, с пучком волос на затылке) злобно ворчала, что «ходют тут всякие», а вы бы из вежливости просто молча приподнимали ноги, давая волю грязной швабре.

Наконец, в-третьих, блокировка Telegram достигает ровно противоположной цели. Пользоваться им, может, кто-то и перестанет. Ну, а те, кому работа с Telegram принципиальна, просто будут делать это с большей безопасностью, с помощью VPN.

Что ж, теперь Telegram стал символом сетевой свободы, а Дуров — героем, который отказался сотрудничать с крепкими хозяйственниками. Более того, Дурову можно позавидовать, и даже не потому, что он умный, талантливый и успешный, а потому, что смог послать к чёрту Эрефию, да еще и так громко.

Патетическую часть статьи закончим практическими советами. К сожалению, многие бесплатные сервисы VPN, типа Opera, не справились или плохо справляются с большим наплывом пользователей. Павел Дуров анонсировал встроенные в Telegram возможности для обхода блокировки без VPN, но они пока не работают стабильно. Большой популярностью сейчас пользуется сервис socks 5 proxy, который доступен в виде бота @socks5_bot. Инструкция для обхода блокировки доступна по ссылке (для чтения понадобится VPN!)

Из платных VPN (да, привыкайте, за сетевую свободу есть резон платить) большой популярностью пользуется Private Internet Access, позволяющий за скромную плату не просто наслаждаться высокоскоростным VPN, но и делать это на 5 устройствах одновременно.

И помните — «Т» — значит свобода. Хотя бы сетевая.