Колдуны

Неожиданно написалось дополнение к моему предыдущему тексту. Для тех, кто не хочет купаться в литрах черной краски, объясню коротко: я работаю в типографии и очень люблю свою работу. Я часто встречал и встречаю удивительных людей. Бизнесмены, депутаты, проститутки, футбольные фанаты, антифашисты, таксисты, дорогие гости с Кавказа и Средней Азии. Больше других мне запомнились люди, которые приписывали себе сверхчеловеческие способности и напрямую контактировали с потусторонним миром. Я хочу поговорить с вами о колдунах.

Мастер приглашает в гости

За окном стояло лето 11-го года. Я работал в типографии и печатал все подряд. В один из теплых деньков я насторожился – на почту упал подозрительный заказ. Клиент сразу же оплатил всю сумму вместе с доставкой.

Задача состояла в печати и склейке большого тиража странной книжки. На обложке было что-то вроде “Духовные практики и техники безопасности в связи с наступлением Эры Водолея в 2012 году”. Автором значился некий профессор Городецкий. Надо понимать, что в мистических и околорелигиозных кругах российского общества наступление нового, 2012 года действительно связывали с началом больших перемен — сменой эонов, наступлением эры Водолея. В преддверии 2012 года я впервые услышал слово “рептилоид”, хотя появилось оно значительно раньше у американских конспирологов.

Я был очень суеверным и пугливым юношей. Любые проявления сверхъестественного виделись мне кознями самого дьявола. Представители и пропагандисты нью-эйджа воспринимались мной не как сумасшедшие, а как одержимые демонами хитроумные обольстители человеческих душ.

Второй печатник, с которым я работал, опаздывал на работу на четыре часа из-за очередного запоя. Я ждал, пока улыбчивые киргизы соберут распечатанные мной листы в книжки, и между делом читал о начинавшихся тогда белоленточных протестах. Ко мне в комнату зашла менеджер по продажам — девушка Оля, вечно нервная и прыщавая. Ее появление как всегда не сулило мне ничего хорошего.

— Паш, после того, как заказ будет готов, его надо доставить.

— Прекрасно, а при чем тут я? Я печатник.

— Клиент платит. Вот тебе деньги на такси отвези, пожалуйста, лично.

Во мне проснулось малодушие и мысли о возможной отмене аванса, и я сопротивлялся ровно столько, чтобы это выглядело с моей стороны прилично.

Я картинно вздохнул и взял у Ольги деньги на такси.

Смартфонов тогда у пролетариата не было, я записал адрес на бумажке, взял в обе руки коробки и пошел к проспекту Мира ловить машину. Естественно, денег, которые мне дали, не хватило. Я торговался уже с четвертым водителем-кавказцем о сумме, потом плюнул, добавил из своих и поехал к месту под радио “Шансон”.

Машина остановилась возле обычной московской девятиэтажки. Я пошел к подъезду быстрым шагом, но внезапно поднялся ветер. Какая-то газета, на которой был напечатан Михаил Леонтьев, попала мне в лицо. Однако, здравствуйте, блядь. Я попытался увернуться и выронил одну из коробок. Книги посыпались на асфальт. Кто упаковывал? Коллега-алкаш упаковывал. Я быстро собрал выпавшие экземпляры, затравленно поднимая лицо кверху. Я боялся, что автор видел, что я сделал с его тиражом, и теперь мне несдобровать. В голове у меня внезапно всплыли забытые строчки: “И каждый год отныне в этот же день // Мы находили мертвых людей”.

Я мнительный человек и готовил себя к самому худшему. Я набрал на домофоне код и поднялся на нужный этаж, нажал на звонок. Некоторое время ничего не происходило, а потом мне открыл дверь сухенький старичок, внешне похожий на Бердяева.

— Добрый день, молодой человек, проходите. Хотите кофе?

Во мне внезапно пробудился интерес к странному ученому, и я согласился. Профессор легко подхватил связки книг, поставил их в угол и начал засыпать кофе в турку. Я огляделся. Вокруг была студия, по периметру заставленная стеллажами с книгами. На стенах висели портреты ученых и философов Европы и Востока. Были какие-то странные талисманы, статуэтки индийских и китайских божеств, над кроватью висел сонник. Бегло пробежав глазами названия книг, я понял, что профессор интересуется в основном эзотерической и околонаучной литературой. Вот так сюрприз! Книжки индийских гуру соседствовали с сочинениями декадентов Серебряного века. Труды мужеподобной Блаватской стояли рядом с трудами о Серафиме Саровском. Брошюрки об НЛО лежали рядом с изданием сочинений Николая Рериха.

Меня внезапно охватило чувство тошноты от всеядности этого человека. Наверняка кофе – это только предлог рассказать парочку охуительных историй из жизни знакомых махатм. С другой стороны, возвращаться в офис к бухому коллеге мне тоже не очень хотелось. Профессор принес кружки и заметил, что я разглядываю его книжную коллекцию. Его глаза загорелись.

— Вы любите литературу? – с придыханием спросил старичок.

Когда я на улицах общался с сектантами, они часто начинали диалог с этой фразы. Видимо, признание своей любви к чтению льстило человеческому самолюбию и располагало к дальнейшей беседе.

— Нет, – соврал я, – у меня совсем нет времени на книги.

Я уселся на стул. Кофе, как и все предметы в этой квартире, пах какими-то восточными пряностями.

— А как вы относитесь к проблеме 2012, молодой человек?

— Бог ее знает.

— Именно! Бог все знает! – мой собеседник возвысил голос, – и Бог откроет глаза своим детям, которые подготовились к часу Перехода! Прочтите мою книгу — там есть полная инструкция, как подготовить себя, свое высшее тело к намеченному сроку.

Позади моего собеседника висел портрет, который привлек мое внимание. На нем был изображен мужчина средних лет, подпирающий голову рукой и пронзительно смотрящий на зрителя. Было во всем его виде что-то мефистофелевское. Так мог бы выглядеть террорист-народоволец или Иван Карамазов.

Спустя три года я увижу похожее лицо на альбоме “Satanist” группы Behemoth. Старичок заметил мой интерес и весь как будто подался вперед.

— Как вы относитесь к Владимиру Соловьеву, молодой человек? – мягким голосом спросил профессор.

— Я не смотрю телевизор, простите.

— Молодой человек! Владимир Соловьев — это великий философ! Философ и визионер! Владимир Соловьев путешествовал в Африку! София явилась ему и открыла свои тайные знания! Как он любил Россию! Как любил! Он был настоящим интеллигентом! Когда освободительное движение убило Александра II, Соловьев писал письма его сыну Александру III, чтобы он в духе христианского милосердия простил убийц императора!

— И что? Простил? – мне резко остопиздела его болтовня.

— Нет! Убили! Убили! – профессор всплеснул руками.

— Знаете, я, наверное, пойду.

— Когда мне явился Иоанн Кронштадтский, он сказал, что я должен как Соловьев молиться за еврейский народ!

— Что? Почему за еврейский народ? Что за черт? – в моем голосе уже звучало раздражение.

— Владимир Соловьев перед смертью предвидел, какие страдания выпадут на долю еврейства и на смертном одре молился за него. Он был настоящей совестью нации!

Я не стал уточнять, совестью какой именно нации был Соловьев. Быстро попрощавшись, я покинул квартиру. Через пару лет я прочту роман Елизарова “Pasternak”, где будет отлично показан типаж такого же профессора-полуинтеллигента. Типаж, особенно распространенный в конце девяностых, но уже почти исчезнувший.

Проблемы с женщинами

Мне почти не встречались колдуньи. Образ хитрой цыганки или мудрой старухи в принципе весьма популярен, но все ворожеи, с которыми я взаимодействовал, больше напоминали обычных секретарш или менеджеров среднего звена.

Единственное, что объединяло их всех – внутренняя истеричность, иногда хорошо запрятанная в глубине. Но стоило чему-либо пойти не по плану, как раздражение и ярость выплескивались из таких женщин во все стороны.

Помню, как впервые увидел Елену. Она ничем не выделялась из ряда других русских женщин средних лет: спокойная, среднего роста, опрятная одежда, русые волосы, ухоженное лицо. У нее иногда начинали бегать глаза, но я и сам этим грешу.

Елена печатала многостраничные астральные отчеты для своих клиентов. Анализу подвергались бизнес, любовные успехи, способность к деторождению и физическое здоровье. Все это было расписано сухим бубнящим языком на бесчисленное множество страниц. К отчетам прилагались графики.

Клиентов у Елены было множество. Она приходила каждые два дня и печатала новые отчеты. После ее ухода я листал ее вордовские документы и содрогался от словосочетаний типа “связь с высшим Я”, “мой внутренний Христос”, “канал для связи с космосом”.

Однажды я открыл файлы Елены и увидел, что все форматирование съехало. Графики рассыпались, подписи под картинками отвалились, а заголовки в тексте перестали соответствовать содержанию.

— Что такое? – Елена внезапно начала краснеть. – Я всегда у вас печатаю, и все нормально!

— Такое бывает из-за разных версий ворда, переводите перед печатью в pdf.

— А вы не можете это перевести, если у вас не получается нормально распечатать?

— Девушка, мне жаль, но это нужно делать на компьютере, на котором создавался отчет.

— Если у вас проблемы с женщинами, я в этом не виновата! – завизжала Елена и выбежала, хлопнув дверью.

“А ведь она и вправду ясновидящая или ведьма”, – подумал я.

Вторая запомнившаяся особь женского пола вечно судилась. Полгода она печатала у меня материалы для суда.

Высокая молчаливая брюнетка с тонной штукатурки на лице. Несмотря на ее молодость, у нее дергался глаз. Она производила впечатление очень нервной дамы. После огромной кипы материалов по делу она всегда печатала руны. Рун было много и значение каждой было подписано: “Для успеха в деле”, “Для победы в суде”, “Для внутреннего кровоизлияния”, “Для любовного привлечения”, “Для болезней и сглаза”.

Судя по бумагам, дела в суде шли не очень хорошо, и дама решила компенсировать это с помощью магии, ментально уничтожив истца, а заодно и судью вместе со всеми присяжными. “Любовное привлечение”, возможно, предназначалось для прокурора.

Наше сотрудничество закончилось внезапной истерикой. Вечером в пятницу она попросила о скидке в 70%. Я ущипнул себя, понял, что никакие руны в данный момент на меня не действуют, и отказал. Она завизжала, что я не люблю свою работу, схватила распечатку и выбежала, не оплатив заказ. Больше я ее не видел.

Две твердыни

За окном было позднее лето 2014-го. На Украине вовсю шла война. Даже такой мирской человек как я ощущал, что где-то в потустороннем мире ревут бури и смерчи.

Под вечер ко мне пришел с заказом визиток странный клиент. Он тоже был магом, но не имел дегенеративных черт, которые обычно ясно видны у людей его профессии.

Этот чародей выглядел как персонаж с агитационных плакатов Третьего рейха: голубые глаза, правильная форма черепа, светлые волосы, широкие плечи и властная ухмылка сверхчеловека. Звали эту белокурую бестию Николаем. Он был немногословен, оставил образец визитки и ушел.

В те дни я интересовался связью гитлеризма и оккультизма, читал “Утро магов” и Эволу. В голове у меня загорелась какая-то лампочка, и я начал гуглить, кто такой этот Николай. Оказалось, что он не просто рядовой маг, а стоит во главе целого объединения колдунов. Называлась эта организация вроде бы “Эгрегор Света”. Я попал на сайт организации и начал смотреть новости. Не найдя ничего интересного и хоть сколько-нибудь оригинального, я зашел на личную страницу Николая. От прочитанного я охуел.

Все кровавые события последних дней трактовались как тайная оккультная война магов. В Киеве волшебники западной Украины провели некий темный эзотерический ритуал, результатом которого явился Майдан и гражданская война. Николай призывал всех честных русских колдунов помочь в деле освобождения Новороссии от каббалистической кровавой хунты. На главной странице сайта висело обращение к украинским мистикам. Каждый украинский колдун должен был в кратчайший срок перевести по 20 000 гривен ополчению Новороссии. В противном случае обещались страшные кары в виде больших и малых родовых проклятий, черных ран кровавой жопы и прочих заклинаний из серии “Гроб, кладбище, пидор”. Любопытно, что Николай не указывал какой-то конкретный счет для перевода денег. Это позволило мне предположить, что он не имел корыстного интереса, а действовал по велению сердца.

Я не знаю, как отреагировала украинская оккультная общественность на угрозы Николая. Если проследить за теми алхимическими котлами, в которых раз за разом оказывались ВСУ, то, скорее всего, заклинания волшебников ЛДНР возымели действие.

С Новороссией связан еще один любопытный эпизод. В один из дней ко мне пришел очередной мастер оккультных дел. Он был коренаст, лыс и черняв. Не помню его имени, про себя я прозвал его сначала Лавеем, а потом просто Антоном.

Отличительной чертой этого господина было то, что он никак не скрывал от меня, что он аферист. Антон печатал всякие фэнтезийные картинки с флешки, а если забывал закачать их со своего компьютера, говорил:

— Бля, забыл переписать, забей в картинках гугла “Индийская колдунья” и “Средневековая ведьма”.

После того, как я озвучивал цену, Антон довольно ухмылялся.

— Ты только прикинь. Ты мне продаешь одно фото по 100 рублей, а я потом их заряжаю на удачу, бизнес и потенцию и отдаю по три тысячи. Заебись, ага? Без лоха и жизнь плоха!

Каждую неделю Антон появлялся с новыми картинками и оставлял у меня не меньше 5000 рублей. Наверное, дела в жизни у него шли хорошо. Заряжать энергией картинки из гугла было прибыльно и вполне в духе постмодерна. Иногда Антон как будто забывал, что открылся мне, снова вживался в образ мага и говорил, глядя на портрет Путина:

— Надо было Жириновского презиком сделать.

Или смотрел на меня секунд десять, забывая, что я наемный работник, и потом произносил:

— В августе для твоего бизнеса настанет удачная пора.

В один из визитов Антона мой принтер сломался. Я начал извиняться и полез искать проблему.

— Это все ерунда. Я уезжаю из Москвы. Возможно, на несколько месяцев, – во взгляде колдуна впервые за все время нашего общения действительно проскользнуло нечто потустороннее.

— Куда вы теперь, мессир? – спросил я заклинателя.

— В ЛНР, им нужна моя помощь, – проговорил он, глядя как будто сквозь меня.

После этого он пропал, и я больше никогда не видел этого человека. Возможно, он вместе с Николаем из “Эгрегора Света” участвует в войне на стороне ополчения. Налагает проклятия дизентерии на рядовой состав украинской армии. Хотя, скорее всего, этого персонажа расстреляли где-нибудь в подвале бойцы “Русской православной армии”.

Когда я ложусь спать, в голове часто возникают картины боев на границах Новороссии. Позади танков, рвущихся на Киев, идет несколько человек. На них сутаны цвета хаки. На сутанах нашивки ДНР. В руках посохи. Танки и пехота уже вступили в бой с войсками хунты. Внезапно одна из фигур поднимает посох. Несколько секунд ничего не происходит, а потом огненный шар в виде коловрата разрывает один из укропских танков. Никто из экипажа не выживает. Вдруг откуда-то слева выскакивает грузовик. На весь борт красуется надпись “Айдар”. Из грузовика высыпает пехота и залегает в зеленке.

Одна из фигур в сутане вдруг останавливается, поднимает руки к небу и начинает нараспев произносить какие-то зловещие слова. Языка нельзя понять, но в речи колдуна проскальзывают имена забытых богов древности.

— Перуне…Ярило…Мокошь…

Речь прерывается истеричным хохотом. Внезапно тучи закрывают небо, хотя еще несколько секунд назад ярко светило солнце. С неба на ВСУ начинают падать молнии. Они сжигают все к хуям – танки, “Айдар”, грузовики, биотуалеты, блиндажи и пулеметный расчет прапорщика Педренко. Горит чья-то соломенная хата. Мимо пробегает горящая корова – от ее воя кровь стынет в жилах.

— Подивися, Данилко, яка палаюча корiвка! Чарівники москалів спалили всю нашу зброю! Це ж повний капець, Данилко! Тiльки не закрывай очi, Данилко!

Фигура в сутане продолжает хохотать. Я вздрагиваю, просыпаюсь и крещусь в темноте.