Запах мха и уют топи

Намедни исполнилось шесть лет со дня смерти волшебного русского писателя Юрия Мамлеева. Основатель метафизического реализма оказал самое глубокое и прямое влияние на современнную русскую культуру: от писателя Елизарова до рэпера Гнойного. Более того, хтонические произведения Мамлеева буквально сформировали актуальный образ русской смерти. С запахом мха и уютом топи.

Книги Мамлеева — это вечные сумерки в застенчивом русском лесу. Читатель пытается выбраться из него, идя за лучами заходящего солнца. Но тьма уже преследует по пятам, шатун напал на след и готов забрать вашу душу. А может это вы — шатун, и тогда все еще интереснее. В любом случае из русской смерти, как из постмодернизма, выхода нет.

Роман «Шатуны» появился в самиздате еще в далеком 1966 году. Несмотря на отсутствие политической подоплеки, о публикации книги в СССР не могло быть и речи. Уж слишком явными были эстетические расхождения Мамлеева с советской властью.

Сложная судьба ждала «Шатунов» и на Западе. Уже в эмиграции Мамлеев представил роман в одном из нью-йоркский издательств. «Мир не готов к этой книге», — ответил автору шокированный американский издатель. Впервые официально «Шатуны» были опубликованы в Чикаго в 1980 году под названием «Небо над адом». Один из критиков тогда заявил, что «не хотел бы жить в мире, который был бы готов читать этот роман».

С тех пор пошло уже почти полвека, и мир теперь не только готов читать Мамлеева, но и сам состоит из шатунов. И не упокоить их покрывалом из мха, не утопить в самой гиблом из топей. Ведь шатун не уснет, пока не получит свою душу.